Эпоха Пара

Я паро-панк
и я люблю паро-панк

ПубликацииПубликации ПрограммыПрограммы ИгрыИгры

Сухопутные броненосцы

«Я люблю паро-панк» : Глава десятая
в которой читатель восхищается мощью машин и недоумевает куда же из них делся пар?

Мы уже знаем, как нелепые законы английского парламента почти на век затормозили развитие безрельсового транспорта. А теперь посмотрим, какие последствия это имело для военного дела.

Рельсовые титаны

Пока парламентарии успешно боролись с безрельсовым транспортом, военным нужно было как-то возить свои пушки. Вспомните, для чего делал Кюньо свою паровую телегу. И эта необходимость никуда не делась. Напротив орудия становились всё мощнее - и всё тяжелее. А паровой тягач для них так и не появлялся. Нет спроса - вот и не делают таких машин. А не делают - значит и не продают. Продают только рельсовые паровозы. А возить грузы и пассажиров надо уже сейчас.

Благодаря мудрым парламентариям, весь цивилизованный мир, был вынужден строить дорогостоящие рельсовые пути - и совсем забросил строительство обычных дорог.

А нет дорог - никто не делает и транспорт для них. И что же делать господам военным с их тяжёлыми пушками? Пришлось возить по рельсам. Впервые это произошло в Австро-Венгрии во время венгерского восстания 1848 года. Некий поезд был вооружён пушками. Но это был единичный случай. А в обычную практику это вошло в Гражданскую войну в США, когда тяжёлые орудия стали стрелять прямо с железнодорожных платформ.

Мортира южан «Диктатор» на рельсовой установке Мортира южан «Диктатор» на рельсовой установке

Конечно, это была вынужденная мера. Не ко всем важным в военном отношении точкам был подведён железнодорожный путь. К тому же в ту же войну Севера и Юга, противники активно разрушали рельсовые пути врага. Поэтому применение такой рельсовой артиллерии было хотя и очень полезным, но эпизодическим.

Но когда война велась в местности насыщенной рельсовыми путями - а таковая, как правило, оказывалась в районах угольных бассейнов, что было очень удобно - то тут вооружённые поезда могли активно воевать. И тут возникла необходимость защищать их. Раньше они были просто возимой артиллерией - теперь же стали бойцами на передовой.

И произошло это... нет, не в англо-бурскую войну в Южной Африке. Хотя обычно считают именно так, и местность там идеальна для действий бронепоездов - развитая сеть рельсовых путей соединяла угольные шахты. На самом деле как их тогда называли «блиндированные» поезда делали англичане при подавлении египетского восстания 1882 года. Того самого, в котором так удачно показал себя «гатлинг». Пулемёты ставили на железнодорожные платформы и обкладывали мешками с песком. Пулемёты и их команды, кстати, давал флот. И флот дал чуть позже и пушки - флотские пушки на тумбовых установках отлично прижились на блиндированных платформах.

Так что в англо-бурскую войну блиндированный поезд был лишь усовершенствован - до бронированного поезда.

Ну а в Первую Мировую конструкция бронепоезда была доведена до возможного совершенства. Предел этих возможностей определялся техникой:

  • Бронепаровоз - обычный паровоз сам по себе штука тяжёлая, а тут ещё его бронёй обшивают. Броня была от ½ дюйма до 2½ дюйма. Итого вес бронепаровоза получался 100 - 120 тонн, а всего тянуть он мог тонн 400. То есть бронепаровоз весит примерно ⅓ массы всего бронепоезда. Но что поделать! Подобьют бронепаровоз - погибнет весь бронепоезд. Предел скорости для него не более 50 км/ч
  • Бронетендер - тендер это прицеп с углём к паровозу. Без него паровоз может ехать, но недалеко, километров на 100 от силы. Как правило бронировали небольшие паровозы и соответственно небольшие тендеры - потому бронетендер увеличивает запас хода лишь до 300 км. Это только по углю! Никаких конденсаторов пара в бронетендере нет, ибо места мало. Поэтому через каждые 100 км пути бронепаровоз нуждается в заправке водой. И потому как бы бронепоезд не спешил, но суточный переход не более полутысячи километров.
  • Броневагоны - весят по 60-70 тонн. Так что много бронированных вагонов к бронепаровозу не прицепишь. Поэтому в бронепоезд входили и частично бронированные площадки с орудиями. Подчас это были не полевые, а морские орудия, способные разнести вражеский бронепоезд в щепки на любой дальности. Кроме того известные десантные вагоны для солдат, а иной раз бронепоезд вёз с собой лёгкие танки.
  • Контрольная (или предохранительная) платформа - прицеплялась впереди (а иногда и позади) бронепоезда на случай наезда на мину. Кроме того на таких платформах всегда лежал небольшой запас рельсов и шпал для быстрого ремонта повреждённого участка пути. Обычный подорванный рельс заменялся не дольше ½ часа. Запасов бронепоезда обычно хватало на восстановление до 150 метров пути - такая работа занимала 3½ часа
  • Чёрный паровоз - это самый обычный небронированный паровоз, который таскает бронепоезд вне лини фронта, чтобы сберечь ресурс бронепаровоза, который и так работает на износ. Вне боя чёрный паровоз отправлялся к поезду снабжения
  • Поезд снабжения, он же база - который следует за бронепоездом и везёт всё бронепоезду необходимое в самых обычных небронированных вагонах. Там есть штабной вагон, казарменные вагоны, вагоны с углём и вагоны с боеприпасами и всяким разным прочим имуществом. Нередко были вагон-кухня, вагон-лазарет и даже вагон-клуб. И, конечно же, платформы со шпалами и рельсами для ремонта разрушенных участков пути, брёвна чтобы при нужде даже построить небольшой мост. Известны случаи, когда бронепоезд со сломавшимся бронепаровозом вытягивал из-под вражеского огня паровоз отцепленный от поезда снабжения.
  • Так же к бронепоезду нередко придавались поставленные на рельсы броневики (для этого на них заменялись колёса) - в целях разведки. Позже появились вооружённые бронедрезины - но они как правило действовали самостоятельно, заменяя полноценные бронепоезда на малозначительных участках

В Гражданскую войну бронепоездам стали придавать аэростаты для наблюдения и корректировки. При высоте подъёма около 1 км, в ясную погоду и при наличии должных наблюдательных приборов разведку можно было вести на полсотни километров, а при удаче и чуть более того.

Служба на бронепоезде мёдом не казалась. В жару под бронёй как в бане. В мороз лютый холод. Даже попрыгать, чтоб согреться, негде - внутри громадного с виду броневагона места мало, всё занято механизмами, оружием, боеприпасами. В бою стоит жуткий грохот, как от своих выстрелов, так и от ударов чужих пуль по броне. От этой какофонии люди получали контузии и порой теряли слух - кто на несколько лет, а кто и навсегда. Управление бронепоездом то же не простая задача - он медленно разгоняется, а разогнавшись неохотно тормозит. Не случайно в годы гражданской войны более успешно действовали бронепоезда под командой технически грамотных моряков.

Овечка и хунгуз

С 1893 года и до середины XX века в России наиболее распространённым товарным паровозом был паровоз серии «О». А из этой серии самой совершенной моделью была Ов, с парораспределительным механизмом Вальсхарта. Естественно, в просторечии за паровозом закрепилось прозвище «овечка», которое распространилось и на модели Од, Ок и Он. «Овечки» оказались наиболее подходящими для превращения в бронепаровозы. Вес паровозов Ов, Од и Ок (без брони) составлял 52½ тонны. «Овечки» имели оптимальную скорость движения до 50 км/час и могли водить составы весом до 730 тонн.

Основные размеры паровоза серии Ов нормального типа, 1901 год Основные размеры паровоза серии Ов нормального типа, 1901 год

А вот теперь новость, которую должны «поднять на щит» все сторонники либерализма (для справки: если читатель не знает, либерализм подразумевает свободу действий для капитала, а вовсе не свободы для людей). В России первыми озаботились бронепоездом не гос-чиновники, а частный капитал. Проект бронепоезда был разработан в 1900 г. Правлением Общества КВЖД. Эта рельсовая дорога была частной и даже экстерриториальной. Как и всякая рельсовая дорога она имела свою полосу отчуждения, но сверх того имела свой бело-желтый (по диагонали) флаг, свои речные флотилии на реках Амуре и Сунгари, морскую флотилию, и конечно же свою армию.

Надобность в бронепоезде была. В июне 1900 года китайские повстанцы, получившие в Европе название боксеров, совершили ряд нападений на КВЖД. Пришлось в пассажирских поездах, следовавших по КВЖД и участку Транссиба вблизи китайской границы, прикрывать нижнюю часть (до уровня окон) пассажирских вагонов I класса противопульной броней. При обстреле поездов пассажирам предлагалось ложиться или садиться на пол вагонов.

К неудовольствию сторонников либерализма по сути КВЖД была вотчиной министерства финансов России. То есть опять-таки гос-конторой. Заведовал министерством финансов в ту пору Сергей Юльевич Витте. Какое это имеет отношение к бронепоезду? А такое, что крупно поссорился Витте с военным министром Куропаткиным. И в пику последнему, специально для проектируемого бронепоезда заказал через Аргентину 75-мм полевые пушки у Круппа. Почему через Аргентину? Да потому что к тому времени небезызвестная Матильда Кшесинская, пользуясь своим влиянием на мужской пол семейства Романовых, уже занялась небескорыстным посредничеством в деле артиллерийского вооружения русской армии. Крупп за её услуги то ли отказался платить, то ли конкуренты предложили больше. Но как бы то ни было, немецкий пушечный король начал проигрывать все испытания. Вплоть до того, что его орудия превышают требуемую дальность... и получают отказ на основании «а зачем стрелять так далеко?» А крупповские-то пушки были лучше ещё сырых отечественных 3-дюймовок образца 1900 года.

Но пока на Путиловском заводе в Петербурге были изготовлены металлические части для бронировки 15 платформ и 5 паровозов, да пока их в начале 1901 года доставили в Маньчжурию - боксёрское восстание закончилось. И все части сдали на склад за ненадобностью.

Вспомнили об этой проекте в Первую мировую. В ту пору железнодорожные мастера из Заамурья работали в Киеве, и к 1 сентября 1915 года, там всего за 16 дней был забронирован и вооружён первый русский бронепоезд. И назвали его «Хунгуз» - так называли маньчжурских бандитов. Всего было построено 4 таких бронепоезда. Каждый включал бронепаровоз серии Ов и прицепленные с обеих сторон к нему 2 бронеплощадки, хотя на деле они были полноценными броневагонами, имевшими крышу.

Бронепоезд Хунгуз бронепаровоз Бронепоезд «Хунгуз» : бронепаровоз

На бронепаровозе находился боевой пост командира бронепоезда с наблюдательной башенкой и распределительной доской электрической сигнализации (цветными лампочками) для связи с командирами бронеплощадок. Она дублировалась рупорной (корабельного типа) и звонковой связью. Наблюдение за ходом движения поезда осуществлялось через четыре люка, которые в бою закрывались ставнями с прорезями. Для удобства обслуживания ходовой части нижние листы брони подвешивались на петлях. Электроэнергия для нужд бронепоезда вырабатывалась динамо-машиной, приводимой в действие от турбины паром котла и установленной в паровозной будке. Все воздушные и водяные рукава, а также электрические провода между платформами и паровозом заключались в особые броневые трубы. Весь состав имел запасные колесные пары на случай действий в полосе австрийских или германских железных дорог с меньшей шириной колеи.

Бронепоезд Хунгуз бронеплощадка Бронепоезд «Хунгуз» : бронеплощадка

Внутренность бронеплощадки разделялась на пулеметный каземат и башенную орудийную установку. В первом на особых столах устанавливалось 12 австрийских пулеметов Шварцлозе (по 6 на борт). Для охлаждения пулеметных стволов во время стрельбы имелась специальная водопроводная система с подачей воды из тендера к кожуху каждого пулемета. На площадках первых двух бронепоездов курсовые пулеметы вели огонь только вперед. В дальнейшем, благодаря устройству специальных спонсонов, они могли использоваться и для стрельбы в боковых секторах. Боекомплект, состоявший из 1500 патронов (10 лент) на пулемет, хранился в специальных бортовых ящиках.

Башенная установки располагалась в передней части вагона и монтировалась на поворотном круге. Последний изготавливался из паровозного бандажа, обточенного по специальным шаблонам. На поворотный круг шестью роликами опирался стальной диск, на котором устанавливалась 3-дюймовая горная пушка образца 1904 г. Эти пушки к августу 1914 г. были сняты со штатного вооружения горных батарей, но имелись на складах.

Чтобы всю орудийную установку весом 120 пудов (1920 кг) мог поворачивать вручную один человек, была разработана конструкция специальной пяты, игравшей роль оси вращения и в то же время принимавшей на себя часть веса установки. Угол обстрела по горизонту составлял около 220°. Боекомплект — 80 шрапнелей и 25 гранат на орудие — размещался в особой камере под поворотным кругом.

Наблюдение за полем боя осуществлялось из специальной башенки с обзором в 270°. Позднее, с учетом боевого опыта, бронеплощадки получили командирскую башенку с круговым обзором. В задней части вагона устанавливался выдвижной прожектор, а в полу имелись люки для аварийного выхода. Система отопления бронеплощадок зимой состояла из дюймовых труб, проложенных вдоль бортов и соединенных с котлом паровоза. Для уменьшения теплопроводности стальных стен и шумоизоляции вагоны изнутри обшивались 20-мм слоем пробки и 6-мм фанерой. Изнутри бронеплощадки окрашивались в белый цвет, снаружи, как и весь состав, в защитный.

Команда бронепоезда состояла из трех взводов (пулеметного, артиллерийского, технического) и паровозной бригады — всего 4 офицера и 90 нижних чинов.

У первой серии русских бронепоездов серьёзный недостаток заключался в их главном калибре. Ставили что давали - а давали что самим не гоже. 3-дюймовая горная пушка была слабовата: дальность стрельбы 4267 м для гранаты и 4160 м для шрапнели. Счастье что гранаты и шрапнель можно было брать от 3-дюймовой полевой пушки образца 1902 года, что по крайней мере упрощало снабжение.

Так что «Хунгузам» ещё повезло. А вот прекрасно задуманный моторный броневагон «Заамурец», в одиночку фактически заменявший собой целый бронепоезд, вооружили и вовсе 57-мм пушки Норденфельда. Тут осведомлённый читатель может воскликнуть «Ну как же! 57-мм калибр ЗИС-2, которая даже "Тигры" била!». Только ЗИС-2 это венец творения одного из лучших артиллерийских конструкторов мира Василия Гавриловича Грабина, а 57-мм пушка Норденфельда была откровенным старьём ещё задолго до Первой Мировой. Эти пушки держали в береговых крепостях в качестве пристрелочных орудий, но вывели из употребления за полной ненадобностью на основании опыта русско-японской войны. У этой пушки граната весом 2,76 кг содержала всего 108 г дымного пороха, а шрапнель — 59 пуль диаметром 13 мм. Дальность стрельбы шрапнелью с 8-секундной трубкой всего 2390 м - что, как уже знает читатель, было меньше дальности пулемётного огня на подавление. Проще говоря пушка оказалась для броневагона мёртвым грузом. А жаль, сам броневагон был продуман весьма хорошо. Был оснащён 8 перископами, 2 дальномерами и 2 прожекторами. Имел низкий силуэт, что делало его ещё более трудной целью в сравнении с бронепоездом. И даже имел под бронёй подбой из пробки для тепло-, звуко- и вибро-изоляции. Но из-за слабости своих орудий, использовался в основном как подвижная зенитная батарея. За неимением лучшего, 57-мм орудия, способные вести огонь под углом 60°, могли вести заградительный огонь и пугать «летунов» супостата.

Хоть главный калибр «Хунгузов» был получше, но и ему эффективности недоставало. Прежде всего из-за стеснённых условий внутри броневагона резко падала скорострельность орудий. Даже более лёгкие 57-мм пушки «Заамурца» - на полевом станке давали 15 выстрелов в минуту, а в броневом каземате только 6. Подавляющую часть боекомплекта составляла шрапнель - но в полутьме каземата артиллерист не мог различить деления на дистанционной трубке и верно выставить время подрыва.

Чтобы русские бронепоезда смогли показать себя в полную силу нужно было вооружить их хотя бы полевыми 3-дюймовками образца 1902 года. А лучше 48-линейными (122-мм) гаубицами образца 1909 года или 1910 года. Броневагон вполне выдержал бы и вес и отдачу этих гаубиц, а разрушительная мощь их снарядов была заметно выше, чем 3-дюймовых.

Показателен первый бой первого русского бронепоезда. На фронт он убыл 9 сентября, после пополнения его команды артиллеристами 1-й резервной горно-артиллерийской батареи, бронепоезд под командованием поручика Крапивникова, на железнодорожную линию Ковель — Сарны. А вечером 23 сентября получил первую боевую задачу: поддержать наступление 408-го полка 102-й пехотной дивизии. По прибытии на станцию Рудочка была произведена разведка пути, выяснившая его исправность вплоть до передовых окопов австрийцев. В 4 часа утра 24 сентября поезд тихим ходом двинулся к неприятельским позициям. Далее обратимся к рапорту поручика Крапивникова:
«Подойдя к первой линии окопов и открыв по ним фланговый огонь из всех пулеметов и переднего орудия, поезд заставил неприятеля оставить окопы, обратив его в бегство (неприятелем было оставлено в окопах много трупов). После этого поезд двинулся дальше и принудил неприятеля действенным пулеметным и орудийным огнем очистить и вторую линию окопов. В это время шедшая впереди поезда небронированная платформа, груженная рельсами и скреплениями на случай исправления пути; прорвав проволочные заграждения передними скатами, попала в ход сообщения, вырытый австрийцами и не замеченный из-за насыпи. Высланными мною нижними чинами платформа была отцеплена, и бронепоезд начал движение обратно. Разорвавшимся тяжелым снарядом был испорчен железнодорожный путь, и бронепоезд оказался отрезанным, а сошедший с рельсов задний броневагон вследствие порчи пути не дал возможности бронепоезду двигаться вперед и таким образом избежать прицельной артиллерийской стрельбы противника, вследствие чего было попадание в передний вагон снаряда, которым были убиты командир артиллерийского взвода штабс-капитан Лазарев и 4 нижних чина — артиллериста. После этого мною была дана команда покинуть поезд. Всего бой продолжался 40 минут. За это время выпущено: из переднего орудия 73 снаряда, из пулеметов — 58 500 патронов».
3½ месяца разбитый бронепоезд стоял между австрийскими траншеями. В ночь с 11 на 12 января 1916 года команда охотников поручика Пашкевича сумела восстановить путь и увезти заднюю бронеплощадку. Полностью бронепоезд был возвращен во время летнего наступления 1916 года, но ввиду невозможности восстановления пошел на слом.

Самоходный форт - или форто-сокрушитель?

Как показывает судьба первого бронепоезда серии «Хунгуз», даже бронированный рельсовый транспорт чрезвычайно уязвим. Ведь он вынужден двигаться только по рельсовому пути. А нарушить путь очень просто. Да и не ко всякой тактически важной точке подведён этот путь.

Вопреки ожиданиям, Первая Мировая превратилась в позиционную войну, что решительно не устраивало все воюющие стороны. Поля колючей проволоки под прицелом пулемётов останавливали любое количество наступающих. Пытались взломать вражескую оборону отравляющими газами - солдаты быстро научились спасаться мокрыми марлевыми повязками, а вскоре войска получили и полноценные противогазы. В Альпах австрийцы и итальянцы увлечённо прорубали в камне многокилометровые тоннели и взрывали горы вместе с засевшим на них врагом. Строго говоря, о подкопах вспомнили ещё в русско-японскую. Но на Западном фронте во Франции это достигло куда больших размахов. На воздух однажды взлетело 30 километров передовых немецких укреплений. Но если противник замечал опасность вовремя, то сам подводил подкоп по вражеский тоннель и взрывал его. Тяжёлая артиллерия многодневными обстрелами превращала вражеский передний край в лунный ландшафт. Но за первой линией всегда была вторая и наступление захлёбывалось собственной кровью.

Идеи о сухопутных броненосцах витали в воздухе уже в XIX веке. Правда из-за необоснованного увлечения рельсовым транспортом, предлагалось и по полю пустить бронепоезд. Разумеется никто не спешил воплотить такой курьёз в жизнь. К курьёзам надо отнести и небезызвестный русский трёхколёсный Царь-танк - выглядел он конечно потрясающе, но, будучи воплощённым в металле, не смог и полсотни метров проехать, застрял своим задним колесом в канаве, и вытянуть себя не смог. Потому посмотрим на то, что ездило. Ну или хотя бы в принципе могло бы ездить по полю боя.

Ромбический танк - переползающий рвы

Ромбические танки стали наверное самым узнаваемым символом Первой Мировой. Их диковинная конструкция не случайна. К тому времени во всех воюющих армиях уже имелись бронеавтомобили. Но их узкие колёса с приводом лишь на одну ось так и норовили застрясть в грязи военного бездорожья. Окопы и прочие ямы вовсе становились непреодолимым препятствием.

Вот как раз требование к новой боевой машине уверено преодолевать воронки диаметром до 3.7 м и глубиной до 2 м и породило необычную конструкцию ромбического танка. Причём по ходу разработки аппетиты военных росли и было добавлено требование преодолевать ров шириной до 2.44 м и стенку высотой до 1.37 м. Чтобы взбираться на такую высокую стенку надо было сделать гусеницу как можно более высокой - и тогда гусеницу пустили вокруг всего корпуса. А чтобы облегчить переползание воронок и рвов к танку добавили хвост с колёсами, как дополнительную опору. Повороты танка были возможны только торможением одной из гусениц - чтобы хвост не создавал сопротивления этим поворотам, его сделали подъёмным. А сами гусеницы в нижней части не были прямыми - они имели некоторую выпуклость, чтобы уменьшить площадь трения при повороте.

Английский ромбический танк Mk I переползает ров Английский ромбический танк Mk I переползает ров

Танк Mk I весил почти 27½ тонн, вооружён был только пулемётами. И ещё многочисленными амбразурами для стрельбы из личного оружия по близко подобравшимся врагам - чем танкистам приходилось заниматься не так уж редко. Сверху танк прикрывала проволочная сетка, мешавшая врагам забраться на крышу танка. Внутри корпус был подобен машинному отделению корабля, причём была настелена палуба из досок. Высота от пола до потолка была 2 метра, ходить можно было в полный рост не сгибаясь - но ужасную тесноту создавал установленный посреди танка двигатель.

Служба в танке не казалось мёдом ещё более, чем служба в бронепоездах. Тряска была такой, что по свидетельству тогдашних танкистов «всё незакреплённое внутри танка сильно швыряло». И это не удивительно, ведь амортизаторов у этих танков не было. Танкисты страдали от шума, грязи и удушливого жара который испускал бензо-мотор. Выхлоп и бензиновые пары постоянно висели в воздухе. Температура внутри танка не опускалась ниже +32°, а доходила и до +70°. Порой прямо в бою они выскакивали наружу - чтобы подышать свежим воздухом. Когда же сделать это своевременно не удалось, обмороки были не редкостью. Так что вне поля боя танкисты предпочитали всей командой ехать на крыше танка, оставив внутри только водителя. В бою же враг концентрировал огонь на танке и свинцовые брызги от разбившихся о броню пуль залетали в смотровые щели - пришлось танкистам срочно позаимствовать у артиллерийских наблюдателей кольчужные шлемы с бармицами и очки со стальными решётками. Да и вообще танкист того времени своим видом изрядно походил на средневекового рыцаря среднего достатка. А если серьёзно то 80% ранений танкистов в Первую Мировую это ранения лица и глаз.

Экипаж ромбического танка составляли офицер и 7 нижних чинов: водитель в рубке рядом с командиром, наводчики и заряжающие в спонсонах и помощники водителя у бортовых передач ближе к корме. Для поворота водитель показывал одному из помощников кулак - что означало «поставь бортовую передачу в нейтраль». Другому показывал количеством пальцев какой номер передачи поставить. После этого выжимал сцепление, а помощники производили переключение. В процессе участвовал и командир - он управлял бортовыми ленточными тормозами, притормаживая нужную гусеницу.

Бензо-мотор мощностью в 105 лошадиных сил сообщал танку скорость от самой малой в 1.2км/ч до максимальной в 6.4 км/ч, а обычно по полю танк полз на скорости 3.2 км/ч, то есть медленнее неспешно бредущего пехотинца. Лишь на последних модификациях, благодаря множеству усовершенствований и установке специально разработанного для танков двигателя Рикардо мощностью в 150 л.с. максимальная скорость поднялась аж до 7 км/ч. Но по полю танк ползал почти так же медленно, как и раньше. Неудивительно что для связи между танками офицеры высылали посыльных - которые бегали от танка к танку, лично передавая сообщения. Впрочем, можно было ещё подавать сигналы флажками, а на более поздних моделях появился управляемый изнутри семафор. Ну и ещё - были почтовые голуби. Которые, впрочем, переносили пребывание в танке хуже людей.

Выпуск почтового голубя из танка Выпуск почтового голубя из танка

Мотор имел размеры 1 x 1.5 x 0.7 м и по бокам от него оставались проходы всего по 35 см. Выхлопные трубы выводились вверх на крышу, но не имели глушителей - глушители приделывали в войсках сами экипажи. Искры из труб прожигали уложенный на танки брезент - экипажи обкладывали трубы мокрыми мешками или глиной. Два бензобака по 114 л были подняты как можно выше, чтобы бензин из них самотёком поступал в карбюратор. Беда в том, что и стоящий над двигателем карбюратор оказывался довольно высоко. И если танк накренялся - то подача бензина прекращалась. Для борьбы с возгоранием рядом с каждым бензобаком крепился огнетушитель, но сомнительно чтобы эта мера оказывалась эффективной в бою, когда экипажу просто некогда наблюдать за состоянием баков. И даже если танк не ломался в бою, то через примерно 100 км пути ему требовался капитальный ремонт. Другое дело, что английская промышленность могла себе позволить производить ежедневно несколько новых ромбов на гусеницах.

Уже после начала производства решили часть танков вооружить пушками. Это увеличило вест танка всего на тонну, в общем не критично. Но, представьте себе, у англичан всё произошло в точности как у русских! Начальник Управления вооружений отказался выделять орудия для «сомнительных машин». А Адмиралтейство сплавило свои 57-мм пушки Гочкиса - с длиной ствола в 40 калибров, скорострельностью до 20 выстрелов в минуту, с оптическим прицелом и эффективной дальностью до 1.8 км. Но это при стрельбе с места. А на ходу танк не мог не то что попасть, а хотя бы подавить цель в 200-300 м от себя. Наводчику приходилось вести огонь стоя на коленях, а при выстреле казённик пушки откатывался почти до самого двигателя. Зато в спонсонах пушечных танков имелась дверь - а в спонсонах пулемётных танков на этом месте был лишь люк-лаз высотой 30 см, потому в случае пожара спастись из пулемётного танка было очень трудно.

Английский ромбический танк Mk II взбирается на стенку Английский ромбический танк Mk II взбирается на стенку

А потом одному из ромбических танков отстрелили хвост - и его проходимость от этого не ухудшилась. Строго говоря ширина преодолеваемого рва всё же уменьшилась на ½ метра - зато длина танка уменьшилась на 2 м. Так родилась новая серийная модификация ромбических танков. На следующей серийной модификации ввели штатную балку самовытаскивания - деревянный брус, лежавший на крыше. Если танк увязал в грязи, экипаж вылезал на крышу, закреплял цепями балку к обеим гусеницам, запускал двигатель, и танк упираясь балкой вытаскивал сам себя. Разумеется, проволочную «обезьянью клетку» пришлось при этом убрать. В это же время танки ранних модификаций начали переделывать во вспомогательные машины. Некоторые стали танками снабжения - их стали называть «тендерами». Чтобы не мешать обслуживанию мотора, груз пришлось размещать в спонсонах. Поэтому с этих танков сняли всё вооружение, а амбразуры заделали. Зато один «тендер» снабжал 5 боевых танков. Часть танков переделали в радиотанки: в одном спонсоне разместилась радиостанция, в другом радист, а на крыше растяжками ставили радиомачту. Позже были сделаны танки - бронетранспортёры пехоты, перевозившие под защитой брони до 50 пехотинцев. Одна беда, пехотинцев с непривычки так укачивало, что выбравшись из танка они не то что бой вести, даже стоять на ногах не могли, а потому предпочитали отдохнуть и подождать следующих сзади пешком товарищей.

Немецкий танк - подвижный форт

Германия начала свой проект только ознакомившись с английскими танками, поэтому их A7V был спланирован более обстоятельно, хотя немцы предназначение танка видели несколько иным, чем англичане.

Танк весом в 30 тонн должен был быть полностью симметричным. Только пушка нарушала абсолютную симметрию - она была одна и устанавливалась в лобовой амбразуре. Пара двигателей - каждый в 100 л.с. работал на свою гусеницу - располагалась по центру машины. Таким образом, впереди и сзади от них оставались просторные объёмы, в сравнении с теснотой ромбического танка. Водитель и командир находились в надстройке над двигателями. Ниже, на, так сказать, основной палубе - 2 механика неотрывно наблюдающих за двигателями, а вокруг артиллеристы и пулемётчики при своих орудиях. И всё это сооружение было водружено на гусеницы прямо сверху, так что эти самые гусеницы полностью находились под днищем танка, а не по бокам. Под днищем же находилась и часть агрегатов трансмиссии. Так же 2 бензобака по 250 л размещались под днищем носовой части, изолированные от боевого отделения и дополнительно защищённые 10 мм бронёй снизу. Подача топлива шла под давлением выхлопных газов - так же выхлопные газы гарантировали что пары бензина в баке не вспыхнут от соединения с воздухом. Коробка скоростей давала танку скорости хода в 3, 6 и 12 км/ч. А катки были сгруппированы в тележки, и каждая тележка имела пружинные амортизаторы.

Германский танк A7V Германский танк A7V

Интересно, что на A7V в крыше корпуса были сделаны вентиляционные решётки так же служившие для естественного освещения внутренности танка - совсем как на парусниках освещался трюм.

Можно заметить, что A7V получился очень высоким. С другой стороны низкое расположение оружия на английских ромбических танках делало его эффективное применение затруднительным. Немецкие же танкисты могли с удобством выбирать цели на поле боя.

Компоновка германского танка A7V Компоновка германского танка A7V

Правда оружие было не лучше чем у англичан. Сперва хотели поставить 77-мм пушку, но эти пушки были что называется «на расхват». И потому пришлось ставить что осталось. А остались трофейные, захваченные в октябре 1914 года в крепости Антверпен, 57-мм капонирные пушки Максима-Норденфельда. Эти пушки ставили на грузовики, создав таким путём первую противотанковую самоходку. На танке пушка то же мыслилась как противотанковая и для стрельбы по пулемётам, защищённым бронещитками. С этим она справлялась вполне. Пушка имела длину ствола в 26 калибров, начальная скорость бронебойногого снаряда 487 м/с, бронепробиваемость 20 мм на дистанции в 1 километр. В боекомплект входило 40 бронебойных и 40 картечных снарядов, но главное - 100 осколочно-фугасных. Их взрыватель можно было ставить на замедление, что должно было повысить его разрушающее действие по полевым укреплениям, но на деле под силу ему были только наспех сооружённые простейшие укрытия. Впрочем от A7V никто и не требовал штурма ДОТов.

Орудие снабжалось оптическим прицелом. Но поле зрения прицела было узким. И, разумеется, никакой стабилизации ни прицела ни орудия тогда не было. Потому стрелять можно было только с места, при движении танка из-за тряски наводчик сразу же терял цель. Впрочем, предполагалось, что указывать цели будет командир из рубки. Для этого над артиллерийской установкой крепился указатель на цель, который управлялся командиром с помощью тросов. И белая и красная лампочки, чьими сочетаниями командир подавал команды: «заряжай!», «внимание!», «огонь!». Пулемётчикам команды подавались просто голосом... то есть криком.

Что касается пулемётов, то пулемёты системы Максима устанавливались в бортовых и кормовых амбразурах. А вот всё пространство в носовой части заняла пушечная установка и рядом с ней места для пулемётов не осталось. Получалось что вроде пулемётов на танке много, но когда он движется прямо на врага - пулемёты бездействуют. Расширить сектора обстрела бортовых пулемётов можно было бы, установив их по примеру англичан в спонсонах. Собственно в то время так устанавливались орудия на крейсерах и броненосцах во всём мире. Но A7V спонсонов не получил. Хотя в проект следующего танка - K-Wagen весом 150 тонн - немцы спонсоны ввели. И один такой танк был почти достроен к концу войны.

Сверх собственного оружия, в танке ещё полагалось возить целый комплект вооружения: пистолеты, карабины, гранаты, ручной пулемёт и даже огнемёт! Всё как и полагается гарнизону небольшого форта. Правда на деле огнемёты танкистам так и не выдали. Хотя численность экипажа A7V позволяла отправить несколько человек на небольшую вылазку, чтобы, например, зачистить ближайшие вражеские блиндажи.

Правда, у «подвижного форта» были проблемы с проходимостью. Высокий корпус грозил опрокидыванием при движении с креном. Высоко сидящий водитель хорошо видел вдаль, но не видел непосредственно перед танком, поэтому механики помогали ему, наблюдая за дорогой в смотровые лючки, и криками сообщая водителю окружающую обстановку. Решетчатая крыша не спасала полностью от жары и смрада выхлопов и бензиновых паров. А водитель сидел на двигателе, над ним решётки не было, и порой ему становилось жарко - по свидетельству одного водителя однажды температура в танке поднялась даже до +86°. Но он хотя бы сидел на месте. А другим членам экипажа приходилось двигаться, и тряска сбивала с ног - поэтому танкисты привязывали к решётке в крыше верёвочные петли, чтобы держаться за них при перемещениях внутри танка.

Ещё интереснее был итальянский «Фиат-2000», воплотивший в себе концепцию подвижного форта лучше немецкого A7V - но он был достроен уже после окончания войны, поэтому останется за рамками нашей истории.

Проект Менделеева - осадное штурмовое орудие

Хотя русский изобретатель Пороховщиков и претендовал в своё время на лавры изобретателя танка, но чего не было - того не было. В реальности Пороховщиков отдельно предложил свою концепцию слоёной брони для бронеавтомобилей и отдельно предложил небронированный гусеничный транспорт. И то и другое было изготовлено и испытано, но результаты показало так себе. Броня у Пороховщикова не вышла ни дешевле ни легче обычной. А его диковинный «Вездеход» с одной гусеницей исправно ползал только по прямой, потому что механизм поворота изобретатель не додумал. А вот кабы додумал - тогда конечно возможно другое дело. Но чего не было - того не было.

Танк Мендеелева : разрез, вид сбоку Танк Мендеелева : разрез, вид сбоку

Однако дельные проекты в России были. И самый интересный принадлежал Василию Дмитриевичу Менделееву, сыну того самого химика Менделеева, который придумал известную таблицу химических элементов. Василий Дмитриевич был флотским инженером и к проектированию подошёл обстоятельно. Занимался он им в свободное время с 1911 года, а подал в канцелярию Военного министерства свой «Бронированный автомобиль» только 24 августа 1916 года, то есть примерно за месяц до первого явления танков миру. Таким образом, его проект полностью самостоятельная разработка.

Танк Менделеева : разрез, вид сверху Танк Менделеева : разрез, вид сверху

Несмотря на название, это был танк на гусеничном ходу. Предусмотрено было всё: внутреннее размещение экипажа, таблица весов, расчёт опорной поверхности, транспортировка по рельсовым путям, и прочее.

Работа синхонизированной пневомоподвески танка Менделеева Работа синхонизированной пневомоподвески танка Менделеева

Корпус строился, подобно корпусу корабля, клёпкой броневых листов на шпангоутах и стрингерах. Защита рассчитывалась на противодействие 6-дюймовым (152-мм) бронебойным снарядам - заметим, что это был максимальный калибр орудий, какие могли встретиться на вражеских фортах. Толщина брони: лоб 150 мм, борт и крыша 100мм. Главный калибр: в передней части морская 120-мм пушка Кане. Снаряды к ней хранились в крюйт-камере, как это полагалось на кораблях. К пушке они подавались тележками по подвесному монорельсу. Всего боекомплект: 46 выстрелов в крют-камере = 4 на тележках + 1 в казённике пушки. В центре крыши - выдвижная башенка с пулемётом «Максим». Толщина её брони 8 мм. В корме двигатель в 250 л.с., с пуском сжатым воздухом. Бензин в изолированных «стальных цистернах» под днищем. Подвеска с пневмоамортизаторами, с динамическим ходом катка до 1.5 метра! Это и поныне впечатляющий параметр. А дорожный просвет 0.7 м даже превышает таковой у современных танков. Так что в теории у танка были все задатки, чтобы стать покорителем лунных ландшафтов. Разве что вес великоват - 170 тонн, так что в распутицу лучше в поле не выезжать. Впрочем, в распутицу и пехота и кавалерия то же предпочитали не высовывать из окопов.

Танк Менделеева опущен на грунт для стрельбы Танк Менделеева опущен на грунт для стрельбы

Пневмоподвеска была нужна не только для обеспечения плавности хода по изрытому воронками полю боя. Но и для того чтобы при стрельбе машина могла лечь на грунт, добиваясь максимальной устойчивости. Это решение будет воплощено лишь более чем через полвека, но нет сомнений, что технически оно было вполне осуществимо и тогда. Впрочем, учитывая расчётную массу танка в 170 т, огонь прямой наводкой можно было вести и с ходу.

Мотор

Описанные выше три образца бронетехники - два реально существовавший и один проект - конечно не исчерпывают всего многообразия Первой Мировой. Внимательный читатель разумеется заметил отстуствие эпохального «Рено» FT17. Хотя «Рено» FT17 заслуживает внимания за такие его паро-панковские элементы как деревянные(!) колёса! Но он вне темы нашего интереса. Мы обратим своё внимание только на отобранные машины и вот почему:

  • они проектировались для определённых целей - которые мы разберём подробнее
  • они достаточно большие - и это не случайно

Англичане намеревались прорвать немецкий фронт танковой армадой. Но для этого танк должен был ощетиниться пулемётами. И прежде всего бортовыми пулемётами, которыми предполагалось простреливать вражеские окопы в момент их переползания танком. Этот танк - подвижная огневая точка. Ещё более эту концепцию возвели в абсолют немцы в своём танке. Танк подвижный форт. И броня его достаточна для защиты от пулемётов и самых лёгких пушек. А сам он поливает огнём во все стороны. Но разумеется внутри даже маленького форта должен быть достаточный гарнизон. Танк должен быть достаточно большим.

Совсем иное назначил своей конструкции Менделеев, предложив подвижное осадное орудие для расстрела вражеских фортов прямой наводкой непосредственно перед штурмом или во время штурма. Поразить казематы оно конечно же не могло. Зато могло снести бронекупола часовых, бетонные укрытия артиллерийских наблюдателей, вывести из строя орудийные броневые башни - то есть сделать форт слепым и безоружным, после чего его можно штурмовать пехотой. И конечно его машине нужна мощная лобовая броня. О бортовой и тем более тыловой можно не беспокоиться, хотя и это было предусмотрено. Но мощное орудие требует пространства для своего размещения. Да и орудийная прислуга нужна. Танк должен быть достаточно большим.

По всей логике развития выходит, что танк должен быть большим. Позже военная мысль придёт и к другому решению, но для первых танков, иного решения, кроме большого танка, быть не может.

А если он большой - то в нём и паровая машина поместиться.

Принято считать, что только появление «надёжных, лёгких и мощных бензо-моторов» сделало возможным создание танка. На деле, как видим, бензо-мотор капризен и ломается через сотню часов работы. Агрегат с размерами 1 x 1.5 x 0.7 никак не назовёшь компактным, и лёгким он то же не был. Впрочем, при общей массе танка в десятки тонн, центнер-другой веса ничего не решает. Вместо такого бензо-мотора можно впихнуть целиком паровоз Стефенсона «Ракета» - а он тянул вес в несколько раз больше танка.

Если уж вспомнили про рельсовый транспорт, то вот пример из его истории. На моторном броневагоне «Заамурец» были бензо-моторы. С одной стороны это позволяло двигаться сразу, а не ждать пока «разведут пары» - с другой, когда не было угля, в топку паровоза летели дрова. В 1919 году был случай, когда красный бронепоезд No56 «Коммунар» заправляли... деревянными крестами с ближайшего кладбища, так как иного дерева поблизости не нашлось. В общем, паровую машину можно заправлять всем что горит, хоть спиртом, хоть навозом. А вот бензин заменить нечем.

Выходит в фронтовых условиях - бензин это плохо. Паровая машина - хорошо.

И конечно на танке с паровой машиной нет риска взрыва паров бензина. От взрывов этих паров регулярно гибли подводные лодки, пока на них не поставили дизели. Гибли в мирное время. Как можно было ставить на танк, отправляющийся в самую гущу боя - сверх-огнеопасный бензо-мотор?

И ведь паровой танк был построен! В США конструкторы Джонсон, Рачецкий и Стерн построили танк весов в 50 тонн, с паровым двигателем и огнемётов в качестве оружия. Танк был представлен на выставке в Бостоне в 1918 году... но потом о нём просто забыли. Хотя это был не проект, а реальный несгораемый танк.

В этом нет никакой логики. Кроме одной - создатели первых танков ставили на свои детища то, что и давали. А давали только бензо-моторы. Выпуском паровых машин для тракторов уже никто не хотел заниматься. Из-за этой лени производителей - будут гибнуть танкисты весь XX век.

Ну а для нас, из этой истории вывод таков: танк мог бы появиться и раньше, к примеру в франко-прусскую войну. И был бы этот танк паровым и обязательно довольно крупным. Не гигантским, но вряд ли меньше чем ромбические танки. Было бы таких танков конечно же немного - но не стоит недооценивать их влияние на военную мысль. Своевременное появление такого танка Эпохи Пара предотвратило бы возможность затяжной позиционной войны.

Этот вывод может показаться черезчур смелым. Но давайте вспомним отчего вдруг к 1914 году политики всех стран решили, что будущая война будет исключительно маневренной, а стало быть недолгой, после чего в худшем случае проигравшей стороне придётся выплатить умеренную контрибуцию, а в целом все останутся при своих. Да-да, именно так - война без риска! Война - это весело!

Наполеоновские войны явили миру массовые армии. Когда 100 тысячные колонны маршировали мимо крепостей - а те, с их малыми гарнизонами ничем не могли помешать врагу дойти до самой столицы - и война выиграна! И с самого начала XIX века в полезность крепостей перестают верить. Затем франко-прусская война, когда хорошо подготовленные французские крепости сопротивлялись считанные дни. А одна и вовсе была сдана в день начала бомбардировки, потому что к коменданту прибежала толпа испуганных уважаемых жителей города, трясущихся за своё имущество - и комендант сдал крепость врагу! Франция после этого выплачивала контрибуцию 5 лет, и затягивать пояса в это время французам не приходилось. Проигрыш безопасен.
Тревожным звоночком стала русско-турецкая война, Шипка, Плевна, где наспех вырытые полевые укрепления задержали русскую армию на несколько дней, к тому же с большими потерями для неё. Но то ж русские и турки, кого они волновали в просвещённом мире! К тому же на Берлинском конгрессе Турция отделалась весьма малыми уступками. Проигрыш безопасен.
В русско-японскую цивилизованный мир правда внимательно следил за обороной Порт-Артура - но воспринималась она скорее как агония. Ведь полевые сражения в Маньчжурии были уже проиграны. Были то они проиграны только из-за откровенного идиотизма Николая II, отказавшегося послать обученную современной войне гвардию, а отправившего на убой резервистов, которые винтовок-то и в глаза не видели до того, не то что пулемётов. Цивилизованный мир об этом знал - но себя европейцы мнили умнее этих варваров. Каков же итог войны? После ряда разгромных поражений Россия потеряла лишь права на и так не принадлежавшую ей Маньчжурию и на ряд островов, которые слабо интересовали русских. Проигрыш безопасен.

Цивилизованные люди всерьёз стали верить что война это не более чем щекочущее нервы развлечение, а когда через пару месяцев надоест, то все разойдутся по домам.

Война это всегда дорогое удовольствие. Подготовка к войне в мирное время - обременительна для казны. Потому нет ничего удивительного, что в мирное время продвигались по службе те чиновники и военные, которые твердили «крепости своё отжили, война будет манёвренной». А раз так, то зачем танки - будь то хоть подвижные форты, или тем более штурмовые осадные орудия?

Между тем, всегда в истории, когда нарушается паритет средств нападения и средств сдерживания - находятся те, кто испытывает искушение к переделу мира в свою пользу. Борьба против безрельсового транспорта привела армии исключительно к лёгкому оснащению. Марш-марш, быстрее к вражеской столице - и война закончена. Побеждает не столько оружие - сколько манёвр! Манёвр в обход хорошо известных вражеских крепостей. Хотя и крепости уже мечтали брать «ускоренной атакой». И эта точка зрения стала считаться аксиомой настолько, что в начале войны Людендорф взял бельгийскую крепость - просто постучав в её ворота эфесом своей сабли!

Если бы до конца XIX века появились бы подвижные форты, которые могут внезапно оказаться на пути спешащей к желанной цели армии и своими пулемётами устроить то, что цивилизованные люди привыкли делать с туземцами в колониях - это обстоятельство сломало бы любой план манёвренной войны. А нет быстрой победы - и воевать становится невыгодно.

Но перевес оказался на стороне средств нападения - полевые пушки, шрапнель и пулемёты. А средства сдерживания - танки или хотя бы бронепоезда - появились слишком поздно.

Своевременное появление танков сделало бы цивилизованный мир - стабильным. Хотя это не спасло бы колонии от порабощения, и вооруженные конфликты в самой Европе то же случались бы - и возможно мир на полвека раньше вступил бы в эру «холодной войны» противостоящих блоков. Но по крайней мере такой Первой Мировой, какую мы знаем, никогда бы не произошло. А вслед за ней не возникло бы причин и для Второй.


декабрь 2017г
Алексей «Рекс»
Я люблю паро-панк Поддержи сайт
купи наши игрушки
Письмо
автору
  Поддержи
автора
Сайт существует с 16.12.2017