Эпоха Пара

Я паро-панк
и я люблю паро-панк

ПубликацииПубликации ПрограммыПрограммы ИгрыИгры

Рождённый ужасать

«Я люблю паро-панк» : Глава седьмая
в которой читатель узнаёт об ужасе морей

Страх из бездны

2 мая 1905 года у Порт-Артура подорвался японский броненосец «Хацусе», и немедленно окружившие его корабли открыли огонь по воде, считая, что броненосец стал жертвой подводной лодки. О наличии подводных лодок у русских разузнала японская разведка. И лодки в Порт-Артуре действительно были. Вот только... они так и лежали на берегу. А японский броненосец стал жертвой русской мины.

Сказывают ещё Александр Македонский спускался под воду в неком устройстве. Но даже если и так, то вероятно то был водолазный колокол, а не самостоятельно движущийся подводный корабль.

Уильям Борн в 1578 году описал идею балластных цистерн для подводного судна. Но только в 1620 году Корнелиус Дреббель на основании этих идей строит свою подводную лодку из дерева обтянутого кожей. На глазах короля Якова I субмарина Дреббеля погружалась и всплывала в Темзе. Прошла под водой от Вестминстера до Гринвича и обратно на глубине 12-15 футов (до 5 метров). Дреббель был прекрасным химиком и обеспечивал длительное нахождение под водой с помощью химической регенерации воздуха. Однако движитель - вёсла. Весьма спорное решение для подводного корабля. Ведь вёсла под водой создают сопротивление и при их движении вперёд.

Построенная в 1775 году «Черепаха» Дэвида Бушнелла нас то же вряд ли устроила бы в качестве корабля. В ней были заполняемые забортной водой балластные цистерны - и ручная помпа для их осушения. Был винтовой движитель - но это был винт Архимеда, то есть шнек, спираль. Как мы теперь знаем, не самая выгодная конструкция. Был этот винт мал, гидродинамические формы корпуса в виде деревянной бочки неудачны, неудачно расположение винта. И вращал рукоятку винта человек, оттого скорость корабля-бочки была крайне низкой.

В романе «20 тысяч лье под водой» Жюль Верн описывает подводный корабль «Наутилус» - немногие знают, что своим названием вымышленное судно обязано реально существовавшей подводной лодке Роберта Фултона. Корпус его лодки был деревянный, обшитый медными листами. Для надводного движения - парус, для подводного - мускулы экипажа из 2 человек.

+ увеличить картинку + Наутилус-3 чертёж 1806 года Наутилус-3, проект, чертёж 1806 года

Длина 6½ м, ширина чуть меньше 2 м. Скорость под водой 1.2 узла. В 1800 году лодка была испытана в гавани Гавра. Она прошла под водой 460 метров на глубине 25 футов (7.6 м) и сумела взорвать цель буксируемой миной. Но почему-то это не впечатлило французов, и с досады Фултон больше субмаринами не занимался. Зато преуспел в строительстве пароходов.

В 1834 году в России контр-адмирал Шильдер построил подводный ракетоносец. И не только построил, но и в последующие годы совершил на нём порядка 50 плаваний.

Строго говоря, лодка была не совсем подводной - а полу-подводной. Ведь кораблю надо видеть свою цель. А как увидишь из-под воды то? Шильдер решил эту проблему устройством двух надстроек-башенок с иллюминаторами для наблюдения. Обычно башенки должны были возвышаться над водой, в одной из них была труба для забора свежего воздуха, а в другой для выпуска загрязненного. Должную глубину предполагалось выдерживать, как и на «Наутилусе» Фултона, с помощью опускаемого на дно якоря. Даже двух таких свинцовых якорей. Кроме якорей имелись и балластные цистерны.

Оригинальным был движитель в виде особых гребков. При движении гребка вперёд, напором воды его лопатки складывались, чтобы он создавал минимальное сопротивление. При движении назад, под напором воды лопатки раскрывались, и гребок грёб.

Вооружение состояло из закрепляемой на носовом таране пудовой пороховой мины с электрозапалом. Много позже, в Гражданскую войну в США, 17 февраля 1864 года, подобной миной субмарина Ханли потопила шлюп северян «Хаусатоник». Но лодка Шильдера могла поразить врага и не приближаясь к нему, для чего имела 6 ракет Конгрева калибра 4 дюйма (101.6-мм) в металлических корпусах с пороховыми двигателями. Наведение по горизонту поворотом корпуса лодки, а вот для возвышения направляющих до угла в 12° имелся особый механизм. Сами направляющие - железные трубы 4½ метра длиной, заткнутые резиновыми крышками, собранные в пакеты по 3 с каждого борта. Пуск ракет электрозапалом, стрелять можно было даже из-под воды. Оружие достаточно совершенное, не уступавшее меткостью тогдашним пушкам, но за счёт зажигательного действия ракет, куда более губительное против современного им парусного флота.

Модель полу-подводной лодки Шильдера Модель полу-подводной лодки Шильдера

29 августа 1834 года полу-подводная лодка Шильдера, с экипажем из 8 человек (вместо положенных по штату 10), прошла первые испытания на Неве в 40 верстах вверх по течению от города, где отсутствовали посторонние лица. Зато присутствовал царь Николай I. Показывали маневрирование под водой, пуски ракет из под воды и действие пороховой шестовой мины. Казалось бы замечательное оружие!

Но лодка могла оставаться под водой только с помощью свинцовых якорей - способ хороший на речной глади, но негодный при морском волнении. Видимость из иллюминаторов низко сидящих в воде башенок была крайне ограничена, рулевой внутри лодки был не способен самостоятельно выдерживать заданный ему курс, так что на испытаниях доходило до того, что сам контр-адмирал Шильдер «находился вне оной на палубе, погруженный в воду по грудь в одежде из непроницаемой водою ткани», в ботинках со свинцовыми подошвами и давал указания через переговорную трубу.

А испытание 24 июня 1838 г. на северном рейде Кронштадта выявило ещё проблему: «...под водою воспламенены были две ракеты, которые по причине сильного волнения не могли долететь до своей цели и разорвались в волнах не в далеком расстоянии от лодки. Трубы, в которых находились ракеты, из опасения, чтобы оные не подмочило, были по распоряжению английского ракетного мастера Нассенберда закрыты герметически, отчего по выпуске пяти ракет трубы, наполнясь водою, значительно увеличили тяжесть лодки и были причиною неожиданного погружения оной...»

Всего проведено было более полусотни испытаний, последние 24—25 сентября 1841 года в Кронштадте, на канале Петра Великого. Результат таков: «...Движение лодки было весьма медленным и в продолжение 35 минут времени пройдя только 183 сажени она не смогла продолжать плавания по случаю перелома стержня одного из гребков...»

183 сажени это 390 метров. Пройденные за 35 минут. В пересчёте на привычные морякам величины это скорость в 1/3 узла.

Решить судьбу лодки должен был специальный комитет, в который к слову сказать входил и сам контр-адмирал Шильдер. Несмотря на возражения Шильдера, заключение комитета было таково: «Удостоверившись, что лодка эта не представляет и при лучшем ее устройстве никакого ручательства к надежному употреблению ея против неприятеля, где неминуемо должна быть совершенно предоставлена собственному своему управлению, комитет положил, что бесполезно было бы продолжать испытания, которые, не обещая желаемого успеха, сопряжены со значительными издержками и опасностью для употребления при этом людей». И на основании этого весьма обоснованного заключения, 8 октября 1841 года Военное ведомство постановило: «Высочайше повелено дальнейшие опыты над подводною лодкой прекратить и вместе с тем обратить особенное внимание на усовершенствование подводных мин и действие ракет»...

Ракеты, к слову сказать, русской армии очень пригодились в сухопутных войнах с турками. А мины скоро стали верным оружием русского флота. Что же касается лодки Шильдера, то она была трижды первой - первым подводным ракетоносцем, первой лодкой вооружённой миной, первой цельнометаллической лодкой. Но увы первый блин вышел комом. Ни для боевых, ни для каких-либо ещё целей такое судно пока ещё не годилось.

Самой совершенной из лодок с мускульным приводом оказалась подводная лодка Джевецкого. Она же первая в мире серийная подводная лодка. И серия была немалой - 50 лодок!

Подводная лодка Джевецкого в водолазном классе Подводная лодка Джевецкого в водолазном классе. Хорошо видно размер лодки в сравнении с окружающими людьми. Фото 1890-х годов

Серийные лодки имели цельнометаллический корпус размером 6 м длины, 1.2 м ширины и 1.7 высоты, водоизмещение около 6 т. Экипаж из 3 человек мог провести под водой до 50 часов за счёт регенерации воздуха пропусканием его через раствор едкого натрия. Глубина погружения до 12 м. На такой глубине на лодку давило избыточное давление около 1 атмосферы. Предыдущие лодки использовали силу рук - Джевецкий сразу экспериментировал с велосипедным приводом, использующим силу ног. В результате его лодка под водой развивала 2½ узла, а кратковременно и до 3 узлов.

Вооружение первоначально было из пары всплывающих мин, подрываемых по проводам. То есть лодка должна была пройти под килем вражеского судна, выпустить мины, затем отойти на безопасное расстояние и взорвать. Сейчас это назвали бы диверсионной тактикой и возможно причислили к страшнейшим образцам оружия. Но в те времена адмиралы не слишком надеялись выиграть войну, взрывая вражьи суда на якорной стоянке. Много позже, уже в начале XX века, некоторые случайно уцелевшие лодки Джевецкого были оборудованы торпедами Уайтхеда, и это сделало их более смертоносными. Но всё же малая скорость и малая дальность хода делали использование субмарин затруднительным. Поэтому с самого начала службы их определили к крепостям.

Решение отнести корабль с малым радиусом действия к береговой обороне - разумно. Но вмешалась ведомственная рознь. Крепости относились к сухопутным силам. И потому лодки Джевецкого были даже лишены права нести андреевский флаг. А их экипажи оказались вроде как и не моряками. Но сухопутному начальству эти таинственные лодки были глубоко непонятны. И в итоге - валялись без дела на берегу.

Прошли годы, спохватились, стали передавать лодки во флот. Но область действия флота - открытое море. Прибрежный или пусть даже диверсионный корабль никак не вписывался в эскадренную тактику морских баталий. Лодки стали списывать на лом, делать из них бакены. Некоторые использовали для экспериментов по установке различных двигателей.

Но особо отличились порт-артурские лодки. Неизбежность конфликта с Японией понимали, ведь Страна Восходящего Солнца не скрывала своей приверженности Англии - вечной противнице России со времён Ивана Грозного. И в 1900 году контр-адмирал В. К. Витгефт предложил доставить подводные лодки Джевецкого в Порт-Артур, да не как-нибудь, а обязательно с заходом в японский порт так, чтобы японцам стало известно о грузе. Обман на войне дело святое, японцы насторожились не на шутку. И с испугу заказали с десяток подводных лодок у англичан. Это уже были лодки с электро-моторами для подводного и бензиновыми двигателями для надводного хода. Пары бензина нередко отравляли экипажи или просто взрывались. Число потерь подводного флота росло ещё до начала боевых действий.

Тут бы и порадоваться русской смекалке Витгрефа, да мешает кое-что. Русский подводный флот мешает. Ведь Россия в те же годы и построила сама и накупила за границей три десятка подводных лодок. С такими же бензиновыми двигателями. И гибли русские подводники от пожаров и отравлений без всяких войн.

А выиграли русско-японскую войну английские да немецкие промышленники, продавшие воюющим сторонам негодные субмарины.

Как метко заметил в то время один из немецких адмиралов: «все субмарины выпущенные до 1907 года вообще ни на что не годны». И не важно, велосипедный у неё ход или винт вращает мотор. Пусть даже это будет не ужасный бензиновый мотор, а безопасный пневматический, как на первой моторной субмарине французской «Плонжёр» («Plongeur» - означает «Ныряльщик», спущена на воду в 1863 году и плавала до 1935 года). В любом случае: дальность хода невелика, скорость что на воде, что под ней мала, а время погружения на перископную глубину исчислялось долгими минутами! Это ещё не оружие.

Можно ли было что-то улучшить в конструкции субмарин уже тогда? Да, можно.

Начнём с вооружения. Шестовая мина? Отставить! Тихоходный корабль крайне редко имел шанс подобраться к цели вплотную, а близкий подводный взрыв грозил отправить его на дно вместе с целью. Поэтому прав был Шильдер, поставивший на свою лодку ракеты. Неожиданный залп мог бы иметь сокрушающий успех. А залп нескольких лодок грозил разгромом целой эскадре.

Ну а с 1866 года появились торпеды Уайтхеда. Двигатель работал от сжатого воздуха, а специальный прибор держал глубину торпеды так, чтобы она поражала самую опасную для цели подводную часть. Курс торпеда держала благодаря гироскопу - в то время это самый обычный маховик в кардановом подвесе. В общем, технически не такое уж сложное устройство эта торпеда. Изобретатель непрерывно совершенствовал своё детище, так что начав со скоромной скорости в 6½ узла и дальности в 700 ярдов к 1905 году его торпеды шли на 4 тысячи ярдов со скоростью 28 узлов. Пожалуй, никакой корабль того времени не смог бы убежать от торпеды. И с такой скоростью оружия уже не слишком важна собственная скорость подводной лодки. Именно торпеда, внезапно поражающая корабль из-под воды сделала субмарины устрашающим оружием.

Что касается конструкции, то для велосипедных лодок - надо было значительно уменьшить их размеры. Как? Сократив экипаж до 1 человека. Он рулевой, он же и главный двигатель. Кабина минимального размера, даже меньше чем у «Черепахи». В малом объёме кабины будет слишком мало воздуха, как бы морячок не задохнулся. Поэтому для дыхания - баллон со сжатым воздухом. Или химическая регенерация, как за пару веков до того на лодке Дреббеля. А что невелики скорость и дальность, так для диверсий или береговой обороны по тем временам достаточно.

Если же ставить двигатель - то пневматический. Собственно такой двигатель не сложнее, чем паровая машина - только вместо пара подаётся воздух, вот и вся разница. Но давление в баллоне должно было быть не 10 атмосфер, как у «Ныряльщика», а раз в 10 больше - тогда и дальность хода стала бы не жалкий десяток километров, а добрая сотня. Для прибрежного плавания по тем временам замечательно. И конечно же сокращать экипаж и уменьшать размеры. Для корабля с довольно-таки небольшой автономностью достаточно и одного человека на борту.

Ну а если непременно хочется плавать далеко? Тогда единственное по тем временам и самое естественное решение - поставить испытанную паровую машину вместо капризных новых двигателей. Именно так поступил в 1885г. шведский промышленник Торстен Норденфельдт. Хотя строго говоря идея была не его.

+ увеличить картинку + Подводная лодка Рисорджем-2 конструкции Гэррета 1879 год Подводная лодка «Рисорджем-2» конструкции Гэррета, Англия, 1879 год

В 1879 году английский изобретатель Гэррет построил свою лодку «Рисорджем-2» и совершил на ней успешное плавание вдоль всего западного побережья Англии. Эта лодка имела длину 13.7 м, диаметр корпуса 2.1 м, водоизмещение в надводном положении 30.5 т, в подводном 32т. Погружалась до 15 м. Единственным двигателем была паровая машина в 8 л.с., сообщавшая скорость надводная в 4 узла, а под водой только 2½ узлов.

Как же паровая машина работала под водой? А вот как: пар закачивался в резервуары, а после погружения подавался в машину из этих резервуаров. Собственно так тогда работали паровые локомотивы в лондонском метро.

В Ирландском море на борту лодки был и заинтересовавшийся ею Норденфельдт, уже известный в мире своими скорострельными орудиями (в русских документах той поры их именовали «картечницами», французы называли подобные системы «митральезами», а вообще же Норденфельдт выпускал скорострелки самых разных конструкций, включая и «пулемёты» с вращающимися стволами по типу конструкции Гатлинга). И тут случилось небольшое волнение, весьма неприятное для низкосидящего в воде полупогружённого корабля. Трое людей на борту накрепко закрыли люк лодки и провели незабываемую ночь. На утро волнение стихло - но оказалось лодка не имела никаких навигационных приборов! А вокруг только море. Куда плыть? По счастью их выручил случайно проходивший мимо пароход.

Паровые подводные лодки прославили Норденфельдта. Хотя конструктором их был Гэррет. А славу им добыл торговый представитель фирмы Норденфельдта, греческий авантюрист, а позже пэр Англии, Бэзил Захаров. Он сумел добиться контракта на постройку лодки у греческого правительства за скромную сумму. Но едва бумаги были подписаны, как он уведомил об этом вечных противников греков - турок. И те естественно возжелали получить такое смертоносное оружие, и на деньги уже не скупились.

+ увеличить картинку + Подводная лодка «Абдул Гамид» конструкции Гэррета 1886 год Подводная лодка «Абдул Гамид» конструкции Гэррета 1886 год. Заводское название «Норденфельд-2», при передаче туркам названа в честь царствовавшего турецкого султана. Но даже имя султана не помешало предприимчивым турецким матросам растащить корабельное имущество и часть механизмов

Это уже был полноценный боевой корабль. Длина 30.48 м, ширина 3.66 м, подводное водоизмещение 245 т. Глубина погружения те же 15 м. Паровая машина мощностью 250 л.с. давала надводную скорость 6 узлов, а подводную 3 узла. Вооружение: 350-мм торпедный аппарат в носу, две четырёхствольных 1-дюймовых (25-мм) «картечницы» Норденфельда (если присмотреться на фото, на фоне шлюпки, видно и вторую «картечницу» и матроса при нём). Экипаж: 7 чел.

Как и прежде, вод водой лодку двигал запасённый ранее пар. Сказывают, что этого пара хватало на несколько часов, но более вероятно что хорошее давление держалось примерно полчаса. Впрочем, это вполне достаточно, чтобы прячась на фоне берега, высмотреть цель, выйти курсом ей наперерез, нырнуть и под водой незаметно приблизиться на дистанцию пуска торпеды. А потом всплыть, и из норденфельдтовских скорострелок отстреливаться от вражеских миноносцев охранения.

Вне всякого сомнения, лодка Норденфельдта это самая паропанковская субмарина в истории!
Но это же не подводная лодка - а ныряющая лодка? Да.

И более того, по сути все лодки вплоть до атомной эры - ныряющие. Некоторые конечно могли нырнуть поглубже и продержаться там подольше - но по сути лодка где нырнула, примерно там и всплыла. Скорость подводного хода - как у пешехода. И это вплоть до атомной эры.

А как же тогда знаменитые немецкие подводники? Безжалостные пираты Первой Мировой? «Волчьи стаи» Дёница Второй Мировой? Попробуем разобраться.

Возьмём самую массовую немецкую лодку типа VII. Она не только самая массовая в кригсмарине, но и вообще рекордсмен в мире на все времена - всего было выпущено 709 подлодок этого типа. Непосредственно в период военных действий 1940 - 1945 гг 665. В период самого активного строительства удавалось выпускать до 22 лодок в месяц! Из них 88 лодок относились к самой совершенной модификации VII-C/41. Правда не все лодки типа VII были боевыми: подлодки типа VII-D это минные заградители, а типа VII-F это транспорты-торпедовозы - в сумме тех и других было введено в строй 10 единиц.

Самая распространённая модификация «семёрки» - тип VII-C. Водоизмещение надводное 769 т, подводное 1070 т, длина 66.5 м. Два дизеля по 1400 лошадей каждый (в начале войны на лодках типа VII-A - по 1160 л.с.) давали надводный ход в 17 узлов (31.5 км/ч) - правда с такой скоростью дальность плавания только 3250 миль. Можно уплыть и на 9500 миль, но тогда придётся идти лишь на 10 узлах. 2 гребных электромотора, каждый в 375 л.с. 2 аккумуляторных батареи, в каждой 124 элемента. Подводная скорость кратковременно (очень кратковременно) могла подниматься почти до 8 узлов. Но реально лодка под водой кралась в лучшем случае на 4 узлах и так могла пройти 80 миль, либо совсем ползти на 2 узлах, зато так можно было проползти 130, а при удаче и 150 миль.

То есть весьма совершенная субмарина Второй Мировой - под водой не лучше какой-нибудь лодки Джевецкого на велосипедном ходу?! И учтите, что большинство морских течений имеют скорость не менее, а то и более 2 узлов.

Правда сильной стороной «семёрки» была её несравненная глубина погружения в 250м, недостижимая для субмарин других стран. Так, в СССР на начало войны ещё служили лодки типа АГ с глубиной погружения в 50м, родная сестра немецкой «семёрки» советская лодка типа «С» погружалась на 100м. Может это только СССР так отставал? Нет, в США лодки класса «Балао», одна из которых стала героиней комедийного фильма «Поднять перископ», погружались на 90м. Погружение на 250м это вполне приемлемо даже сейчас.

Но чем же ценна такая глубина погружения? В годы Второй Мировой тем, что позволяло лодке уйти глубже, чем её могли поразить. Ведь основное противолодочное оружие это глубинная бомба. Возьмём массово применявшуюся советскую глубинную бомбу М-1 - полный вес 41 кг, заряд 25 кг, радиус поражения 4-5 м, диапазон глубин от 15 до 100 м. Глубина подрыва бомбы устанавливалась перед сбросом. И взрывалась она не от столкновения с корпусом лодки, а по достижении заданной глубины - однако, если учесть, что сбрасывались бомбы серией, в которой установки взрывателей по глубине были различны, то шанс повредить лодку был довольно велик. Ведь подводный взрыв это мощнейший гидроудар, способный взломать корпус лодки, даже если бомба взорвалась на некотором расстоянии от неё.

Но немец нырял глубже, чем взрывались бомбы.

Однако вот советская черноморская лодка АГ-21, постройки ещё 1916 г, за Великую Отечественную совершила 7 боевых походов, потопив немецкий транспорт и шхуну, и повредив румынский транспорт. Как мы увидим далее это типичный результат даже для гораздо более субмарин. Не может быть! Старая калоша не хуже чуда арийской техники?

Да ведь для атаки лодке надо всплыть хотя бы на перископную глубину - и тут замечательная немецкая «семёрка» оказывалась на равных с лодкой Первой Мировой. На начало Первой Мировой и глубинных бомб то ещё не было. Зато были корабельные пушки - именно они гроза любой неосторожно показавшейся на поверхности субмарине, вне зависимости от её технического совершенства.

Но наверное «семёрка» могла плыть куда дальше, чем субмарины Первой Мировой. Не совсем. В теории - да, что-то около месяца автономного плавания. А вот на практике... Возьмём самого результативного подводника Рейха, Отто Кречмера, по прозванию «Молчаливый Отто». Сперва командовал малой субмариной U-23, типа II-B. В 9 боевых походах под его командованием лодка провела в море 96 дней - в среднем почти 11 суток на поход. Затем Отто командовал U-99, типа VII-B. В 8 боевых походах эта лодка провела 127 дней - в среднем 15½ суток на поход. Если учесть радиус действия британских патрульных самолётов, то выходит что собственно в районе охоты, где можно было без особой опасности всплыть, реально лодка находилась от силы несколько дней.

Конечно Отто Кречмер это уникальный случай. Возьмём тогда общую статистику по подводным кораблям типа VII. За годы Второй Мировой они совершили более 2600 боевых походов, потопив 1337 различных кораблей и судов, общим тоннажем около 6.5 миллионов брутто-тонн.

То есть, даже для этих весьма совершенных для своего времени субмарин реальная боевая эффективность - 1 потопление на 2 похода!

Какова же цена успеха? Из 709 субмарин типа VII погибли 546 (и ещё 65 были затоплены своими экипажами после капитуляции Германии).

То есть, на каждую погибшую лодку пришлось примерно по два с половиной потопленных вражеских корабля. Всего лишь.

Проблема в том, что, до атомной эры, подводная лодка должна охотится на свои цели - и может сделать это только в надводном положении.

Всё познаётся в сравнении, поэтому сравним успехи немецких U-Boot (так обозначались у немцев подлодки, а полное название по-немецки Unterseeboot, читается «унтерзеебот») с немецкими же S-Boot (так обозначались у немцев торпедные катера, от «шнельбот» то есть «скоростное судно»). Немецкие шнельботы не были чем-то выдающимся, а иные из них даже нельзя назвать по-настоящему скоростными. Так катера 1933 - 1935 г выпуска имели скорость всего 32 узла, и лишь начиная с выпуска 1943 г скорость шнельботов перевалила-таки рубеж в 40 узлов. Сравните с устаревшими уже к войне в Испании массовыми советскими Г-5, развивавшими 55 узлов (а опытный образец развил даже 65 узлов). В общем это были вполне заурядные для своего класса, малые боевые корабли, водоизмещением от 50 до 100 т (в зависимости от серии и года выпуска), с деревянным (!) корпусом. Всего в боевых действиях приняло участие 220 шнельботов, из них потеряно 112 (46 потоплено авиацией, 30 кораблями союзников, 18 подорвались на минах). Эти, по меркам открытого моря, малыши потопили 109 транспортов (общим водоизмещением 232 809 брт), 11 эсминцев, 22 траулера, подводную лодку, 12 десантных кораблей и ряд судов других классов - итого общим водоизмещением почти 1 млн. тонн.

Ещё раз напомню: мы сравниваем откровенно заурядные деревянные катера с быть может самыми совершенными подлодками того времени, субмаринами типа VII. Сравниваем по показателю насколько дорого обходятся их победы. Потопление 1 млн. вражеского тоннажа для катеров обошлось в 112 деревянных корабликов, водоизмещением от 50 до 100 т. Для подлодок (65 затопленных после капитуляции не считаем) 546 / 6.5 млн. т = 84 подводных корабля из лучшей стали, водоизмещением в 10 раз больше, а ценой и сосчитать сложно. Дорого стоили победы германским подводникам.

А теперь сравним с наиболее выдающимся образцом. В 1945 году американские 80-футовые (то есть длиной 24 м) катера «Элко», действующие в Тихом океане, оснащались четырьмя пулеметами .50 калибра (12.7 мм), четырьмя 20-мм орудиями «Эрликон» в одной счетверенной установке, одиночной или спаренной 40-мм автоматической пушкой «Бофорс», а также аппаратом для пуска четырех 21-дюймовых (533-мм) торпед. Если же снять торпедные аппараты (а в 1945 году торпедировать американским катерам было почти нечего), то вместо них часть судов вооружалась одной или двумя 37-мм авиационными пушками, а на некоторых размещалась спаренная восьмиствольная установка для пуска стабилизирующихся вращением 5-дюймовых (127-мм) ракет. Эти новейшие корабли могли развивать скорость до 41 узла.

Невероятно? Вовсе нет. Катер это простой надводный корабль, мотор и тонкий корпус - ничего лишнего. Нет толстого прочного корпуса, нет балластных цистерн, нет массы оборудования без которого субмарина не сможет даже погрузиться. Поэтому, кроме тех же 4 торпедных аппаратов субмарины, катер на свободный вес может поставить кучу разнообразного оружия.

Это вовсе не значит, что подводные лодки были не нужны. Нужны, ещё как нужны. Задачи у торпедного катера и субмарины разные. Торпедный катер действует вблизи своего берега, а субмарина прокрадывается на далёкие вражеские комммуникации. И всё же даже во Вторую Мировую подводные лодки ещё не могли стать грозой морей. Не позволял ещё это уровень техники.

И зная это, мы можем оглянуться в далёкое прошлое, к началу первых опытов подводного кораблестроения. И поразмыслить над ними. Эти опыты были нужны - но не слишком ли однобоко видели предназначение подводного корабля его изобретатели? Не упустили ли они иные возможности? Например, уже Первая Мировая вызвала к жизни грузовые подводные лодки, которые строились на верфях Круппа для снабжения Германии в условиях морской блокады. Изобретали лодки для разрушения мостов - но куда нужнее были лодки для обеспечения работы водолазов. Лодки для проведения спасательных работ на море. А ещё подводный корабль пригодился бы искателям морских сокровищ. Батискаф, способный погружать на любую глубину, изобрести можно было уже в XIX веке. Батисфера уже существовала, оставалось просто приделать к ней бак с любой жидкостью легче воды. И даже велосипедного привода для него хватило бы.

А если вспомнить миф о погружении Александра Македонского, то публика XIX века с восторгом приняла бы и прогулочные подводные или полу-подводные лодки с иллюминаторами для обзора подводного мира. Ведь платили же зеваки за подъём на воздушном шаре? Значит, не менее охотно платили бы за экскурсию с осмотром мира Нептуна. Технически задача вполне посильная для того времени. И большой скорости от таких лодок опять же не требовалось бы. Такие лодки существуют сейчас. Но право же жаль, что их не начали строить на пару веков раньше.

Нарочно не придумаешь

Шла Первая Мировая, набирающий популярность политик Бенито Муссолини втянул-таки Италию в войну на стороне Антанты. Немцы были вынуждены бороться против своих бывших союзников. А лучше всего делать это чужими руками. И они стали снабжать в итальянских африканских колониях местные племена современными винтовками. В условиях господства итальянского, французского и английского флотов в Средиземном море, доставлялось оружие естественно подводными лодками. Однажды обрадованный вождь подарил верблюда редкой белой масти. Не принять дар - значит обидеть. Пришлось забрать нежданный подарок. Но он никак не мог пролезть в люк субмарины. Тогда верблюда привязали на палубе к перископу.

«Корабль пустыни» одно из редких животных, которое в принципе не умеет плавать. Вообще никак. А между тем на обратном пути подводникам приходилось несколько раз погружаться. Погружались они неглубоко, с таким расчётом чтобы голова верблюда всё же оставалась над водой. Но одно из таких погружений произошло ввиду рыбацких шаланд. Остаётся только гадать, что могли подумать рыбаки, глядя на проплывающую мимо них голову отчаянно орущего верблюда.

Разум животных

Идея использовать морских животных для военного дела, не фантастика. В 1915 году знаменитый дрессировщик Дуров предлагал обучать дельфинов искать морские мины. Иностранная печать сообщает, что в зловещем СССР опыты с обитателями моря пошли ещё дальше - их учили убивать подводных диверсантов. Действительно, дельфин плавает куда быстрее человека, под водой человек слеп (видит под водой на десяток метров, а глубиной погружения эта дистанция быстро снижается), а дельфин зряч благодаря своей эхолокации. К тому же дельфин очень силён. Но оказалось, что дельфины отказываются убивать людей. И шприц с ядом на носу дельфина не помогал - обычно игривый дельфин понимал, что последует в этот раз за игрой. И более того, когда на выдрессированного дельфина крепили мину - то он отказывался плыть к цели.

Конечно достоверность таких импортных «историй о злодеяниях коммунистов» весьма сомнительна, ведь на поверку большая часть из них основана не на документах, а на «доверительных рассказах» эмигрантов. Которые, за небольшое вознаграждение, готовы были рассказать всё что угодно - кушать-то хочется ;-)

И всё же доля правды в этом есть. Дельфины действительно отличаются от прочих морских животных особым складом ума, что делает их весьма привлекательными для армейской службы. Однако если из сухопутных собак удалось сделать камикадзе уничтожителей танков - то из дельфинов ни убийц, ни самоходные торпеды сделать невозможно в принципе.

Бесстрашная эффективность

После Крымской войны Россия осталась без флота на Чёрном море. Строго говоря, без флота она осталась ещё в самом начале осады Севастополя, когда Нахимов затопил его. Решение не лучшее, но что сделано то сделано. А защищать Россию надо. Выручили клиперы.

Об этих кораблях редко пишут. Ещё бы, за полвека службы они не участвовали ни в одном сражении, не сделали ни одного боевого выстрела. Но они сделали куда больше - без выстрелов они выигрывали войны раньше, чем те начинались. Как же такое возможно?

Ещё во время Крымской войны, когда союзники пиратствовали вдоль всех русских берегов, находившийся в Североамериканских Штатах со специальными поручениями адъютант дежурного генерала Главного морского штаба капитан-лейтенант А.С Горковенко направил в феврале 1854 г, генерал-адмиралу великому князю Константину Николаевичу докладную записку «О гибельном влиянии, какое имело бы на торговлю Англии появление в Тихом океане некоторого числа военных крейсеров наших, которые забирали бы английские купеческие суда около западных берегов Южной Америки, в водах Новой Голландии и Китайских». Предлагалось следующее: «В Сан-Франциско легко можно купить нужное число клиперов… отлично-хороших ходоков, во всех отношениях способных к такому крейсерству». И далее: «Можно наверно сказать, что первое известие о взятии нашими крейсерами английских торговых судов произведет сильное действие на Лондонской бирже, цена страхования судов возвысится непомерно, все товары будут отправляться на американских судах и английское торговое судоходство в Тихом океане уничтожится. Те же самые крикуны, которые теперь требуют войны, попросят мира, тем более, что поймать наши крейсеры на пространстве океана будет делом почти невозможным, как бы многочисленны ни были военные суда, для того отряжаемые из Англии и Франции»

Великий князь Константин Николаевич, был поставлен командовать всем русским флотом волею своего отца, императора Николая I, 22 августа 1833 года - когда было Константину пять лет от роду. Ясное дело, что до собственно руководства его не допускали. И вот в 27 лет он получил-таки власть над флотом... но как он сам писал: «Пишу под грустным впечатлением всего, что вижу, и при горьком сознании, что я теперь не что иное, как генерал-адмирал без флота».

И он желал возродить русский флот. Именно благодаря этому его желанию в нашем флоте появились быстроходные клипера.

Наверняка читатель слышал о чайных клиперах. Такие возили чай из Китая. А ещё были шерстяные клиперы - возили шерсть из Австралии. Путь из Китая до Англии вокруг Африки (Суэцкого канала ещё не было) клиперы проходили за 90, максимум 100 дней. Матросы в белоснежных робах смеялись над вечно чумазыми кочегарами с чадящих пароходов, безнадёжно отставших где-то за кормой.

Первые шесть русских клиперов были заложены в Архангельске 5 января 1856 года - в полярную ночь и суровые морозы. А в 1857 году, когда весь мир знал, что флота у России больше нет - клиперы вышли в океан. Андреевский флаг вновь замелькал в Средиземном море, в Атлантическом и Тихом океанах. То есть на всех основных торговых путях, без которых существование Британской Империи становилось невозможным.

Первым же делом клиперов стало противодействие Англии в её агрессии против Китая, известной как Опиумные войны. Советские люди любили индийский чай, а некоторые гурманы - цейлонский. Но мало кто знал, что чайные плантации Шри-Ланки в XIX веке использовались английскими колонизаторами для выращивания опиума - который кораблями везли в Китай. И когда китайские власти попытались помещать этому - разразились Опиумные войны. Для оправдания нападения 1860 года, англичане выдвинули и вовсе анекдотичный повод, будто их посланников не пустили в Пекин. Демонстрация русского флота не только помешала одной из десантных операций англичан, но и побудила китайское правительство наконец-таки разграничить спорные с Россией территории, с выгодой для русских.

На следующий год русские клиперы помешали планам англичан захватить японский остров Цусима, который имел важное стратегическое значение в регионе.

В январе 1863 года в Польше вспыхнуло восстание, которое сейчас почему-то принято считать народным. Странно, ведь 1863 год это как раз реформы в Российской империи, освобождение крестьян... а они бунтуют?

Так крестьяне и не бунтовали. Бунтовала шляхта. А польская шляхта того времени весьма интересная субстанция. Начнём с того, что их было невероятное количество - около полумиллиона! Это при том что в пределах всей Российской империи жило всего-то 6 миллионов поляков. То есть 1 пан на 12 простолюдинов. Для сравнения: на 50 миллионов остального населения европейской части империи приходилось всего лишь чуть больше ¼ миллиона потомственных дворян. То есть 1 дворянин на 200 простолюдинов.

Как же так получилось, что поляки такие родовитые? Да очень просто, у них любой, у кого была сабля и немного денег, мог купить себе благородный титул. Попросту говоря, все эти «родовитые» паны были потомками самых обычных наёмников, осевших в Польше со всей Европы в ходе Тридцатилетней войны. Но когда часть Польши вошла в состав Российской империи, то - дабы никого не обижать - панам даровали права российских дворян. Да только панам показалось этого мало. Им захотелось большего. Панам потребовались холопы! И лозунгами восстания было вовсе не освобождение - а «Польша от можа до можа», то есть от Балтики до Чёрного моря, и обязательно чтоб все не-католики платили панам дань.

Получалась парадоксальная ситуация: царь пытается крестьян освободить и жизнь их улучшить - а восставшие наоборот хотят закабалить и обобрать. И обирали! У своих же польских крестьян отбирали хлеб, лошадей, деньги, да всё что приглянется - всё на благо восстания против тирании! Удивительно ли, что прежде всего сами же крестьяне и помогали русским войскам бороться с такими «освободителями».

Но восстание возникло не само по себе. Оно подпитывалось оружием, доставляемым через Балтийское море. А русский флот оказался заперт льдами Финского залива...

Тут же были вызваны из океанских походов два клипера, которые и занялись досмотром подозрительных судов на Балтике. А две русских эскадры отправились за океаны. Зачем? Но ведь в это же время шла Гражданская Война в США, известная как Война между Севером и Югом. Англичане и французы готовы были вмешаться в эту войну, причём 35-тысячная французская армия уже находилась в Мексике. Но под конец сентября одна русская эскадра достигла Нью-Йорка, а другая Сан-Франциско. Через неделю пассажирский пароход привёз американские газеты в Лондон. Произошло всё, что предрекал Горковенко: паника на бирже, судоходные компании задрали стоимость фрахта, страховые начали менять правила страховок.

Потому что неуловимые русские клиперы могли в любой момент нарушить все транспортные артерии Британской Империи. Естественно что после этого польское восстание стало идти на убыль. А американские портовые города перестали бояться внезапного нападения корсаров с британским или французским патентом.

Что же это были за чудо-корабли, ставящие на колени империи? Как ни странно, но по сути - самые типичные суда Эпохи Пара. Для первых клиперов архангельской постройки длина 46.3 м, ширина 8.4 м, а осадка 3.9 м. Сейчас военное судно таких размеров назвали бы скорее катером. Корпуса архангельских клиперов были построены из лиственницы, с отдельными элементами из дуба и сосны. Крепления подводной части медные, а надводной — железные. Паровая машина мощностью от 200 до 300 лошадиных сил, была установлена в трюме со смещением к корме. А по центру находилась самая тяжёлая часть - котлы. На части клиперов было 3 котла и запас угля в 57 тонн, на других только 2 котла зато угля 95 тонн. Тогдашние машины были весьма прожорливы, пароходу угля хватало на 3 в лучшем случае 5 дней. Русский клипер с 3 котлами мог пройти 10-узловым ходом 700 миль, а с 2 котлами 9-узловым ходом 1730 миль.

Надо заметить, что все механизмы архангельских клиперов были Ижорского завода. Вскоре после окончания Крымской войны началась постройка более крупных клиперов по заказу русского правительства на петербургских, финских и даже английских(!) вервях. Как видим, капиталист даже врагу охотно продаст оружие против своей Родины, была бы прибыль. Качество финских машин было низким, приходилось потом переделывать в Кронштадте. А вот Англия вполне оправдывала звание тогдашней кузницы мира, клиперы с английскими машинами развивали 12.5 и даже 13 узлов. Но вернёмся к архангельским клиперам.

Машина предназначалась только для безветрия или для маневрирования в бою. А наибольшую часть плавания клипер шёл под парусами. И что касается парусов, то они были самые наилучшие. Клиперы имели 3 мачты, и все они не были поставлены вертикально, а имели заметный завал к корме - это позволяло им лучше держать ветровую нагрузку под парусами. По первоначальному проекту площадь парусов была распределена между грот-мачтой и бизань-мачтой примерно одинаково, и только фок-мачта (то есть передняя мачта), несла заметно больше парусов. Для современного человека тут будет понятнее аналогия с автомобилем - клипер уподоблялся переднеприводному авто. Но после первого же похода из Архангельска в Кронштадт вокруг Скандинавии, решили добавить прямых парусов на фок-мачту по проекту будущего адмирала, а тогда капитана 1-го ранга Попова. И ещё спустя несколько лет, тот же Попов вновь изменил паруса и это последнее изменение оказалось наилучшим. Теперь грот-мачта так же получила несколько дополнительных прямых парусов, а вот бизань была укорочена и площадь её парусов уменьшена. Но общая площадь парусов - а значит и скорость под парусами - оказалась теперь больше, при том что центр ветрового давления на корабль удалось сохранить в прежней выгодной точке.

Парусное вооружение клиперов архангельской постройки по первоначальному чертежу (1855–1856 гг.)
Парусное вооружение клиперов архангельской постройки по первоначальному чертежу (1855–1856 гг.)
1 — бом-кливер; 2 — кливер; 3 — фока-стаксель; 4 — брифок; 5 — штормовой брифок; 6 — фок; 7 — штормовой фок; 8 — фор-топсель (рейковый); 9 — грот-стень-стакоель; 10 — грот; 11 — штормовой грот; 12 — грот-топсель (рейковый), 13 — крюйс-стень-стаксель; 14 — бизань; 15 — штормовая бизань; 16 — крюйс-топсель (рейковый)
Парусное вооружение клиперов архангельской постройки по чертежу 1857 г
Парусное вооружение клиперов архангельской постройки по чертежу 1857 г
добавлены следующие паруса: 17 — второй фока-стаксель; 18 — фор-марсель; 19 — фор-брамсель; 20 — фор-бом-брамсель; 21 — ундер-лисели (треугольные); 22 — фор-масалисели; 23 — ринг-тейль; 24 — грот-топсель (треугольный); 25 — крюйс-топсель (треугольный);
убран фор-топсель (8)
Парусное вооружение клиперов архангельской постройки клипер Опричник в 1859 г
Парусное вооружение клиперов архангельской постройки : клипер «Опричник» в 1859 г
имел следующие дополнительные паруса: 26 — бригрот; 27 — штормовой бригрот; 28 — грот-марсель; 29 — грот-брамсель; 80 — грот-марса-лисели;
убраны фор-бом-брамселъ(20), грот-топсели (12,24) и крюйс-стень-стаксель(13

Если это объяснение о парусах кажется сложным - то так оно и есть. Плавание под парусами это особое искусство. Но без него Эпоха Пара была бы немыслима.

Русские клиперы не были первыми кораблями с паровой машиной, но на них было применено редкое и одновременно остроумное решение одной проблемы, характерной только для судов с парусами и двигателями. Нет, речь вовсе не о трубе. Труба, разумеется, была сделана заваливающейся, чтобы не мешать управляться с парусами. Но что же ещё может мешать парусам?

Как ни странно, проблема под водой. Винт - вот что снижает скорость хода под парусом. Тогда как обводы подводной части корабля совершенны и он легко рассекает волны, то неподвижный винт тормозит судно. Чтобы не терять ход под парусами, паровым кораблям приходилось идти с машиной на малом ходу - медленно вращающийся винт оказывал меньшее сопротивление движению.

Винтовой колодец
Винтовой колодец

На русских клиперах вместо этого был устроен винтовой колодец, в который винт, когда в нём не было надобности, поднимали целиком. Благодаря этому клипер шёл не хуже чисто парусного и не при этом тратил уголь.

Артиллерия клиперов, как и всего русского флота к 1857 году, была гладкоствольная. А именно: одна 60-фунтовая пушка на поворотной платформе, что позволяло вести огонь на оба борта, и две 24-фунтовые пушко-каронады. Всего 3 орудия? Но это самые лучшие орудия на протяжении большей части XIX века. И мы рассмотрим подробнее, чем же они так хороши.

Начнём с непривычно звучашего названия пушко-каронада. Или, как их ещё называли - карронада. Изобрёл её Чарльз Гаскойн, который управлял Карронским (Саrron) литейным заводом в Шотландии в графстве Штирлинг. От названия завода и пошло название орудия. По сути это была та же пушка, но с укороченным стволом. Не более 10 калибров - тогда как у пушек обычно ствол был около 20 калибров. А раз ствол короче - то можно меньше сделать камору под пороховой заряд. А раз камора меньше - то можно сделать тоньше стенки ствола. В итоге получалось орудие того же калибра - но раза в полтора-два легче и в несколько раз дешевле. И отдача меньше, а раз так то и лафеты для них дешевле, а в обращении удобнее. Правда ядра из каронады летели с малой скоростью, и потому деревянный борт линкоров, имевший толщину от ½ до целого метра, не пробивали. Зато каронады отлично стреляли картечью и книпелями. Их выстрелы с малой дистанции расчищали палубы вражеских кораблей. Поскольку в то время накат (то есть возврат орудия на позицию выстрела) и даже наведение требовали значительных физических усилий, то для орудия меньшего веса требовалось меньше прислуги. А перезаряжать и наводить на цель их успевали быстрее.

При бое на ближних дистанциях они вполне оправдывали себя. Для эскадренного боя каронады к Крымской войне уже потеряли былое значение - но вот против торговцев и пиратов оставались грозной силой. Вне всякого сомнения, что одного выстрела пушко-каронады русского клипера хватило бы чтобы очистить вражескую палубу от толпы рвущихся на абордаж головорезов или же разнести в щепки паруса и мачты строптивого браконьера.

Каронады русского флота были самые лучшие. Ещё бы, по распоряжению Екатерины II, для налаживания их производства за большие деньги сманили из Англии самого изобретателя этого оружия. С 1786 года и до своей смерти в 1806 году Гаскойн поднял русскую пушечную промышленность на прежде небывалый для неё уровень качества производства. А кроме того улучшил и собственное изобретение. Все русские каронады имели длину канала ствола не более 7½ калибра, а полную длину орудия 12¼ калибра. Благодаря этому для 24-фунтовой каронады полная длина орудия 59½ дюйма или чуть больше полутора метров. А длина ствола 24-фунтовой пушки 21 калибр, а с 1838 года 19.6 калибров. Но это только сам канал ствола. Полная же длина орудия немного менее 4 метров. Что проще разместить на стеснённом пространстве палубы - орудие в 4 метра длиной или только в полтора? И это мы ещё не учли размер станка для орудия и длину отката.

При одинаковом калибре 24 фунта (что соответствует 5.95 дюймов или 151.1 мм), вес 24-фунтовой пушки 3440 кг - против 1601 кг веса 24-фунтовой каронады. Станок же для каронады весил всего лишь 352 кг, по тем временам столько же весили станки для самых лёгких пушечек, которые ставили на шлюпки, и если из той пушечки что и можно было пробить, то разве такую же шлюпку.

24-фунтовая пушко-каронада 24-фунтовая пушко-каронада

Каронада от пушки отличается следующими конструктивными особенностями (в порядке: снизу и по часовой стрелке):

  • отверстие для оси - пушка отливалась заодно с цапфами, а каронада цапф не имела, зато вблизи своего центра тяжести имела отверстие для железной оси станка
  • отверстие для винта - имело резьбу для подъёмного винта, с помощью которого наводчик придавал стволу каронады желаемый угол возвышения, причём мог делать это довольно быстро и в одиночку, тогда как с наводкой пушки управлялись двое, а то и четверо
  • отверстие для брюка - брюк это толстый канат, которым обматывалось и орудие и станок, и закреплялось к борту с целью ограничения длины отката
  • запальное отверстие - приводит в камору, которая у каронады всегда меньше калибра ствола
  • распал - уменьшает дульное пламя, ведь из-за короткого ствола при выстреле вслед за снарядом вылетают продолжающие гореть частицы пороха, которые могут опалить борт - потому из каронады полагалось стрелять выдвинув ствол не менее чем на 16½ дюймов за борт; так же распал уменьшал вероятность образования трещин у ствола чугунных орудий, а каронады (как орудия дешёвые) отливали именно из чугуна

И станки у русских каронад были самые лучшие, конструкции Борисова.

+ увеличить картинку + Станок Борисова для 24-фунтовой каронады: Станок Борисова для 24-фунтовой каронады:
1 — станок; 2 — опора станка; 3 — колесо опоры; 4 — брус платформы; 5 — задняя подушка; 6 — основа станка; 7 — упор подъёмного винта; 8 — проём порта; 9 — горбыль; 10 — ось; 11 — направляющий брус станка; 12 — отверстие для лопаря; 13 — гак крепления лопаря; 14 — бортовая подушка; 15 — передняя подушка платформы; 16-обух; 17-блок платформы; 18-блок станка

Между прочим, такими же 24-фунтовыми пушко-каронадами был вооружён русский бриг «Меркурий», в 1829 году выигравший бой у двух турецких линейных кораблей. А ведь «Меркурий» был двухмачтовым судёнышком около 30 м длиной и водоизмещением примерно 450 т. Интересно, что на случай штиля, «Меркурий» имёл большие вёсла, по 7 с каждого борта, которыми приходилось грести стоя. У этого знаменитого брига был 22-пушечный предшественник с тем же именем, только служил он Балтике. Вёсла он то же имел, они не раз выручали русский флот в балтийских шхерах, начиная со знаменитой победы при Гангуте, одержанной флотом русских галер над шведами. И в 1789 году, в очередную шведско-русскую войну, балтийский «Меркурий», маневрируя на веслах, подошел с кормы к шведскому 44-пушечному фрегату «Венус», и в упор открыл огонь из 24-фунтовых каронад. «Венус» мог отвечать лишь огнем двух ретирадных 6-фунтовых пушек. Но на ближней дистанции 24-фунтовык каронады по мощи огня ничем не уступали самым распространённым на флоте того времени 36-фунтовым пушкам. Под таким шквалом даже храбрые шведы спустили флаг. А времени этот бой занял по одним сведениям 2½ часа, а по другим и не более получаса.

Заметим, что оба «Меркурия» использовали только картечь да книпели, иногда ядра. Бомбы и гранаты уже были известны, но применялись разве что по береговым целям. Подводил запал. Но в 1822 году французский артиллерист Пексан сумел сконструировать надёжный запал для бомб и изобрёл бомбические пушки. Они имел ствол короче, чем у обычных, зато калибр заметно больший. Во французском флоте основной калибр был 30-фунтов - а после принятия на вооружение бомбических орудий стал 80-фунтов! Разумеется, разрыв такой крупной бомбы производил сокрушительные повреждения на деревянных кораблях. Так и дальность стрельбы то же увеличилась. Если ранее эффективен был огонь не далее 150 м - теперь бой вели и до 1000 м. А главное поверили в силу взрыва. А прежнее проламывающее действие ядра, ради чего и были когда-то придуманы каронады - отошло в прошлое. Вместе с книпелями и брандкугелями (то есть зажигательными ядрами).

Поэтому в боекомплект 24-фунтовой пушко-каронады руских клиперов входили:

  • ближняя картечь в корпусе весом 12.3 кг
  • чугунная бомба весом 8 кг

Табличная дальность стрельбы бомбой 2600 м при угле возвышения 14°. Совсем немало по тем временам. В боекомплекте клипера было по 150 выстрелов на ствол для 24-фунтовых пушко-каронад.

Но настоящая «длинная рука» клипера это 60-фунтовая пушка. Она уверенно держала врага на почтительной дистанции. Ведь была она тогда самой мощной русской корабельной пушкой. И в полевой и даже в крепостной артиллерии столь мощного орудия не было. Калибр ее составлял 7.7 дюйма (196 мм), а длина ствола 17.6 калибра. Вес орудия 300 пудов (4914 кг). В боекомплект пушки входили:

  • стальное ядро весом 30.3 кг
  • чугунное ядро весом 26.2 кг
  • чугунная бомба весом 18.7 кг, снаряженная 0.82 кг черного пороха
  • картечь дальняя в железных кругах (9 ядер диаметром 80,6 мм и весом около 2 кг)
  • картечь ближняя в железном корпусе (4 пули диаметром 46 мм и весом по 375 г и 108 пуль диаметром 36.6 мм и весом по 183 г)

Стальное ядро предназначалось для стрельбы по только что появившимся броненосцам, максимальная толщина брони которых не превосходила 4½ дюймов (114 мм). В ходе стрельб по макету отсека британского броненосца стальные ядра 60-фунтовой пушки с расстояния 100 саженей (213 м) пробивали 114.3-мм броневую плиту, но правда застревали в деревянной обшивке. А броня в то время нашивалась сверху на толстый деревянный борт. Поэтому броненосцев конечно следовало избегать - что клипер благодаря скорости мог сделать легко.

Зато чугунное ядро могло пробить любой другой корабль на оба борта на дистанции до 3519 м при угле возвышения 18°. Дальность стрельбы бомбой была чуть меньше — 3148 м.
Дальняя картечь поражала противника на дистанции до 740 м, а ближняя — на дистанции до 300 м. В боекомплект клипера входили 200 выстрелов для 60-фунтовой пушки.

На первый взгляд, клипер имел всего-то три орудия - и это в эпоху сто-пушечных (и более) кораблей. Но мы теперь знаем что это были за орудия. Клипер имел полный спектр артиллерийского вооружения своей эпохи, и в течении большей части XIX века был опасен для большинства военных кораблей вероятного противника.

Что интересно, русский клипер оказывался практически неуязвим для самых сильных пушек береговой обороны того времени. Так в 1868 году на Мотовилихинском заводе в Перми отлита чугунная Пермская царь-пушка, образцом для которой послужило американское орудие парохода «Поухатан». Вес вместе с лафетом 144 тонны, калибр 508-мм. Летом 1869 года орудие испытано стрельбой, произведя 314 выстрелов, часть из коих увеличенным до 120 кг пороховым зарядом. Предназначалось орудие для установки в Кронштадте на форте «Константин». Правда, пока её везли, орудие успело устареть. И не мудрено, хоть ядро весом 459 кг конечно пробивало бы любой броненосец вплоть до начала XX века, но при штатном пороховом заряде в 53 кг дальность стрельбы всего 1.2 км.

Пермская пушка могла бы стрелять и подальше. Вот англичане специально для кампании в Крыму делали мортиру. Чтобы её перевезти под Севастополь, пришлось орудие делать разборным. Конструкция вышла очень сложной даже для «кузницы мира». Было заказано 2 мортиры, но одна подрядившаяся фирма так и не смогла закончить работу и обанкротилась. Другая же своё орудие завершила только через год после окончания войны. Вес бомбы этой мортиры был более тонны, вмещал 2 центнера пороху. При оптимальном угле возвышения дальность выходила в 2.4 км - вдвое лучше чем у пермской царь-пушки. Вот только гигантская мортира выдерживала лишь 6-7 выстрелов. А стоила 14 тысяч фунтов, да каждый выстрел обходился в 675 фунтов. Для сравнения: целый завод, на котором Гэррет строил свои паровые подводные лодки обошёлся в 2 тысячи фунтов.

Конечно, англичане могли сделать и что-то получше. И сделали. Правда только в 1874 году. Орудие береговой обороны RML калибра 17.71 дюйма производства завода Уильяма Армстронга. Ствол длиной 10 метров теперь уже не из чугуна, а из лучшей стали. Снаряд весом 910 кг подавали к орудию 18 человек. Всего расчёт 35 человек. Виды снарядов: бронебойные, фугасные и шрапнель (вес собственно шрапнели в таком снаряде 100 кг). Дальность стрельбы 6 км! Куда уж тут русскому клиперу с его дальностью стрельбы в жалких 3 от силы 3½ км. Но таких орудий было изготовлено всего несколько: 8 для итальянских броненосцев, и по 2 для Мальты и Гибралтара. Богатая британская корона смогла позволить себе раскошелиться на защиту лишь двух своих ценнейших портов. А, скажем, такая территория короны как Новая Зеландия, хоть и обзавелась 17 фортами, но продолжала дрожать в страхе перед русским нашествием. Ещё бы, почти до самого конца XX века, русский клипер мог, не входя в зону досягаемости берегового форта, преспокойно расстреливать порт и город, вызывая пожары и производя опустошение. И безнаказанно продолжать путь к следующему беззащитному английскому порту.

Конечно, русские никогда так не поступали. Слишком миролюбивы и первыми в драку не лезут. Но если бы поступили, то история даёт нам пример из Гражданской войны в США. С 10 августа 1862 года построенный в Англии для конфедерации трёхмачтовый парусно-паровой шлюп «Алабама» начал свой рейд. С 5 сентября 1862 года, когда был задержан первый корабль под флагом северян, и по 19 июня 1864 года, когда «Алабама» приняла свой последний бой, рейдер утопил 65 торговых кораблей противника. Это примерно треть от всех потерь торговых кораблей северян. Сумма утраченных только от действий «Алабамы» грузов исчислялась в 6 миллионов долларов того времени. Правда, всего за войну северяне потеряли лишь 5% от своего торгового флота. Казалось бы не много. Но капитаны и экипажи этих судов проклинали не южан - а Линкольна и всё правительство! Проклинали в прямом смысле, тому есть свидетельства современников. На биржах царила паника, а страховщики задирали ставки. Неудивительно, что северяне были обрадованы, когда в их порты стали заходить русские клиперы, имевшие приказ препятствовать действиям корсаров. Прибытие любого русского корабля превращалось в праздник для всего города. Ещё бы - ведь пока русские в порту, можно спать спокойно.

Не любят американцы вспоминать о том, как их спасли русские клиперы. И тому есть причина - ведь те же самые клиперы мешали американскому браконьерству на Чукотке. Как американцы спаивали индейцев, точно так же они спаивали чукчей, выменивая за бесценок, а то и отбирая всё что чукча добывал охотой или промыслом. И только когда стали ходить вдоль наших тихоокеанских берегов наши клипера - иноземным «торговцам» пришлось убраться восвояси. Заметим, что с задержанными нарушителями обходились довольно мягко. Но требовали всё выменянное вернуть чукчам, а изъятые бочонки с водкой разбивали тут же на берегу.

Клипер - замечательный корабль. Он и нападающий, он же и защитник. Пусть не самый могучий - зато всюду поспевающий. Да, с тех пор многое изменилось, появились корабли летящие по волнам, и самому быстрому клиперу за ними уже не угнаться. Но и ныне нашлось бы клиперу дело. Та же дозорная служба, охрана территориальных вод от браконьеров. Тут не нужна рекордная скорость, а вот способность долго находиться в море, ведя наблюдение и демонстрируя флаг - вот это нужно. Служба парусника тут выгодна вдвойне - он не только в море может находиться дольше, но и стоимость его похода дешевле. Ведь не так дорог корабль - как дорого обходиться его содержание. А в походе расходы возрастают ещё на порядок. И это актуально не только для России при Ельцине. Некогда владычица морей Британия уже с 1970-х годов вынуждена экономить на флоте, как мы стали только в постсоветское время. Чем больше рубежи, тем больше нужно кораблей - и нет такой страны, которая могла бы себе позволить не считать деньги.

Конечно, если возрождать клипера, то строить их нынче нужно не из дерева. Увы, штатный срок жизни деревянного корабля всего 8 лет. Ремонт это полная замена обшивки, что обходится едва ли не дороже постройки нового корабля. Поэтому уже русские клиперы второго поколения строили смешанной конструкции с большим использованием металла. А современные технологии предоставляют в распоряжение корабелов практически вечный пластик. Да и двигатель нынче будет конечно не архаичная паровая машина.

И всё же даже древний архангельский клипер с ижорской паровой машиной силой в 200 лошадей - мог бы быть полезен отечеству и в XXI веке. Право же удивительно, какой прекрасный корабль удалось создать человеческому гению в самый расцвет Эпохи Пара.

Рождённый ужасать

В морских баталиях правили бал линейные корабли. Названые так за то, что сражались в линии флота. А всякие фрегаты годились только для разведки.

Вот типичный парусный линейный корабль в самом совершенном их виде - русский «Двенадцать апостолов», спущенный на воду на Николаевской верфи в 1841 году. Длина 64.4 м, ширина 12.1 м, 130 орудий, экипаж 1200 человек - и это не ошибка. Да, на кораблике длиной не более 65 метров - более тысячи человек только экипажа. А ещё порой приходилось везти десант. Тесноту можете себе представить.

Скорость линейного корабля «Двенадцать апостолов» - до 12 узлов. Как так? Мы же только что узнали, что самым быстрым кораблём был клипер с его 13 узлами - а тут неповоротливый и очень тяжёлый линейный корабль преспокойно мчит 12-узловым ходом?

Да, именно так. Для парусного флота важна площадь парусов, а их будет больше у более крупного судна. Именно поэтому лёгкому бригу «Меркурий» и пришлось вступить в бой с двумя турецкими линейными кораблями, что оные корабли догнали бриг, несмотря даже на то, что его команда подняла все паруса и усердно гребла вёслами.

«Двенадцать апостолов» был затоплен русскими при входе в севастопольскую бухту во время Крымской войны. К тому моменту свои расчётные 8 лет службы он уже отслужил. А основной силой новых морских войн теперь становились броненосные корабли.

Иногда говорят что первыми броненосными кораблями были средневековые корейские кобуксоны, известные так же как «корабли-черепахи». Но это «поэтическое» преувеличение. Кобуксоны были по сути своей деревянными галерами с деревянной же крышей над гребцами, покрытой железными пластинками и нечастыми железными шипами. Железная обивка делала крышу стойкой к огню и стрелам, но не более того. Шипы должны были удержать врага от попытки абордажа, но однажды смелый самурай всё же запрыгнул на крышу кобуксона, разломал её и ворвавшись внутрь перебил весь экипаж - что вполне говорит о прочности этой пресловутой «брони».
Не отказывая корейцам в новаторстве для своего времени, заметим, что собственно броненосец со сколь-нибудь крепкой бронёй на вёслах ходить не сможет. Да и саму такую броню удаётся создать только в Эпоху Пара.

Но даже в Эпоху Пара, броненосцы хотя и получили паровую машину, но во всём оставались теми же парусниками - с множеством палуб, орудийных портов по бортам, и конечно же мачт и парусов. Даже строили их из дерева, а бронёй лишь обшивали. И под парами они ходили только в бою, а в остальное время уголь для прожорливых машин приходилось экономить.

Появление таких кораблей было вполне естественно. Эпоха Пара неразрывно связана с ростом производства основного элемента новых, ранее невиданных конструкций - металла. В то же время есть отлаженное деревянное кораблестроение. И потому обшивка уже доказавшего свою прочность деревянного корпуса железной бронёй для корабелов того времени верный ход.

В истории было лишь одно классическое сражение таких броненосцев с полным применением всего ассортимента тактических приёмов. 20 июля 1866 года близ острова Лисса (ныне остров Вис) в Адриатическом море сразились итальянская эскадра Карло ди Персано и австрийская Вильгельма фон Тегетгоффа. И это определило конструкцию броненосцев и их тактику лет на 30.

Персано располагал довольно современными по тем временам броненосцами английской, французской и американской постройки. Правда некоторые недостатки имелись. 3 броненосца, включая флагман, были построены из сырого леса, им недоставало плавучести и манёвренности. И лишь 5 броненосцев имели тараны - зато некоторые из этих таранов достигали чудовищных 7½ метров длины! Ещё 5 броненосцев были скорее плавучими батареями. И ещё была парочка бронированных канонерских лодок. Остальные корабли флота были деревянными, однако имели паровые машины, что давало им свободу манёвра в бою. Всего же:

  • 34 корабля
  • 695 орудий
    • из них 276 новых нарезных

Тегетгофф имел 7 броненосцев, которые уступали итальянским. Среди небронированных судов главенствовал винтовой линейный корабль «Кайзер» (не путать с броненосцем «Кайрез Максимилиан» так же принявшим участие в том сражении) - но среди его 90 пушек не было ни одной нарезной. Всего же:

  • 27 кораблей
  • 525 орудий
    • из них 121 новых нарезных

17 июля 1866 года Персано вышел из Анконы с целью захватить австрийскую крепость на Лиссе, что дало бы возможность итальянцам полностью контролировать Адриатику. 18 и 19 он вёл бомбардировки берега и высаживал десанты. Провал первого десанта ответственный за высадку вице-адмирал Альбини объяснил тем, что береговые батареи австрийцев так и не были подавлены. Во второй раз помешал сильный прибой. Третий провал остался без объяснений. На кораблях эскадры от бессмысленности происходящего царило уныние.

Между тем, прежде чем итальянцы перерезали телеграфный кабель, гарнизон острова успел запросить помощь. И со всей возможной скоростью Тегетгофф шёл к Лиссе. Его построение было таково:

  • построенные клином 7 броненосцев должны пробить вражеский строй
  • следующие за ними так же построенные клином линейный корабль, 5 фрегатов и 1 корвет - атакуют фланги
  • последний клин из 7 канонерских лодок - действует по обстоятельствам

Весьма умно, что австрийский адмирал раздал все основные приказания до боя - а вот его итальянский визави этого не сделал. И вышло вот что.

Австрийцы сразу допустили ошибку. Приближаясь, они стали стрелять. Но основная масса орудий была в бортовых батареях - и австрийским кораблям приходилось поворачиваться бортом к врагу, давать залп, снова ложиться на курс. Всё это лишь замедлило их движение и ни чуть не причинило вреда итальянцам.

Завидев приближающихся со скоростью 9-10 узлов австрийцев, Персано приказал своим кораблям выстроиться в пеленг - линию поперёк вражеского движения. В английском флоте этот классический манёвр называется «поставить чёрточку над i» (то есть как бы превратить олицетворяющую вражескую эскадру букву «i» в букву «T», пересекая её путь колонной своих кораблей и концентрируя весь свой огонь по одному ведущему вражескому кораблю), и нередко этот манёвр приносил победу в морских баталиях, как до того, так и позже. Но пока корабли выстраивались, адмирал зачем-то решил перейти на другой корабль - более любимый им броненосец «Аффондаторе». В результате:

  • броненосец «Ре д'Италия» на котором уже находился адмирал временно покинул своё место в строю - и именнов этот разрыв вонзился клин австрийских броненосцев
  • а итальянские капитаны продолжали думать, что адмирал на «Ре д'Италия» и сигналы с «Аффондаторе» игнорировали

Вице-адмирал Альбини должен был снова высаживать десант на остров. В присутствии австрийского флота он посчитал это неразумным - и не стал делать вообще ничего. К морскому сражению его отряд кораблей то же не присоединился.

Когда пеленг итальянцев оказался разорван, 3 отрезанных от основных сил броненосца контр-адмирала Вакки начали обход австрийской эскадры с фланга - но взяли так широко, что до конца сражения не успели закончить свой манёвр.

Пока одни прохлаждались в сторонке, другие воевали. Австрийцы сделали 1½ тысячи выстрелов - итальянцы 4 тысячи! Правда эмоциональные итальянцы порой так спешили, что заложив в пушку заряд, забывали зарядить снаряд - так что выстрел оказывался холостым. Поэтому попаданий у австрийцев было больше.

Но против брони могучие бомбические орудия были бессильны - бомбы разбивались, не успевая взорваться. Жертвы появлялись только при стрельбе в упор, когда залп сметал всё с палубы или когда снаряд залетал в раскрытый пушечный порт.

И оставалось только как в античные времена идти на таран. Броненосцы кружили как древнегреческие биремы, пытаясь поддеть друг друга и уворачиваясь от вражеских атак. После того как Тегетгофф отрезал своими 7 броненосцами 3 вражеских, он на «Фердинанде Максе» дважды пытался поразить «Ре д'Италия», полагая что Персано на ней. Но удалось это только после удачного удара броненосца «Кайзер Максимилиан», который вывел из строя руль итальянца. И только тогда, с третьей атаки, «Фердинанд Макс» пронзил борт «Ре д'Италия». Когда же он отошёл назад, то в корпусе врага открылась пробоина в 16 квадратных метров. Причём отчаянные итальянцы не прекращали вести огонь, пока их корабль тонул.

А корабль где на самом деле находился Персано, был атакован деревянным «Кайзером». Но тут на выручку адмиралу подоспели ещё 3 итальянских корабля. Гладкоствольные пушки австрийцев не наносили итальянским броненосцам никакого видимого вреда. От бессилия «Кайзер» попытался даже таранить броненосец «Ре ди Портогалло» - в итоге лишился всех мачт и дымовой трубы и счёл за благо укрыться в гавани острова. Это удалось лишь потому, что итальянцы почему-то поленились его добить.

После этого корабль итальянского адмирала стал выходить из боя, потому что с него начала осыпаться(!) броневая обшивка. А бой ещё не утих. 3 итальянских броненосца ещё некоторое время кружили с 3 австрийскими. На тараны никто не решался, хотя «Ре ди Портогалло» потерял несколько броневых плит случайно обтеревшись бортом об австрийский броненосец. Когда к этой карусели подошёл ещё один итальянский броненосец, то опять же случайно получил бомбу на батарейную палубу, и вышел из боя, чтобы потушить пожар. А ещё один итальянский броненосец пожар потушить не сумел и взорвался.

Австрийцы отстояли свой остров, потеряв убитыми только 38 человек. Итальянцы потеряли 600 человек и 2 броненосца, вдобавок позже так и не отремонтированный «Аффондаторе» затонул в гавани Анконы во время шторма. А сам спасшийся на нём адмирал Персано предстал перед судом по обвинению в измене. На суде он свалил всю вину на подчинённых (и, как видим, хотя бы доля правды в этом была) - в итоге обвинение в измене было снято, но он всё равно был осуждён за нераспорядительность, лишён чина и приговорён к уплате судебных издержек.

Пушки сделали много выстрелов - но наносили вред броненосцам лишь случайно. Таран - через два захода на третий раз пускал врага ко дну. Отменная результативность. Перефразируя Суворова, можно сказать «пушка дура, таран молодец!»

Хотя в мирное время таранные шпироны броненосцев доставляли скорее неприятности. Так 22 июня 1893 года на манёврах английской Средиземноморской эскадры столкнулись два броненосца, один получил от удара серьёзное повреждение, а протараненный им флагман так и вовсе пошёл ко дну с половиной экипажа, включая адмирала. Который собственно и был виновником, потому что корабли столкнулись, пытаясь выполнить его неразумный приказ о перестроении.

Впрочем, Англия была кузницей мира, английские верфи строили корабли для потенциальных врагов своего Отечества, так что потеря одного-другого броненосца не отразилась на мощи «Грандес флита». Но броненосную моду едва не перехватила отсталая Америка.

Во время Гражданской войны в США шведский эмигрант Джон Эриксон предложил правительству Линкольна свой проект броненосца новой конструкции. Официальная версия гласит, что Линкольн дал добро, а Эриксон тут же взял да и построил не имевший аналогов корабль за 100 дней. И надо было спешить, чтобы было чем бороться со строящимися броненосцами южан.

Неофициальная версия сообщает почти противоположное - и очень неприятное для некоторых частных фирм, которые очень дорожат своей не в меру раздутой репутацией. Итак, Эриксон действительно был изобретателем. Но увы, не всё получало зелёный свет, что одобрял американский президент - а тем более Линкольн (которого даже не все северяне хотели видеть своим президентом; и стойким борцом за расовое равноправие он то же не был). Так что работы тянулись больше года. А газетчики вовсю перемывали косточки и Линкольну, и Эриксону, и правительству. Газетчики северян разумеется - южане действовали куда более организованно, сразу ввели цензуру. А из газет демократических северян черпали развединформацию.

Тогда как разведка северян была поручена по контракту детективной конторе Пинкертона, но кроме досужих слухов ничего детективы не разузнали за всю войну. И про строительство броненосца южан не ведали. Поэтому версия о том, что северяне «строили в ответ на...» - абсолютный вымысел.

На деле это южане, узнав из газет северян про строительство нового броненосца, обеспокоились и в 1862 году спешно переделали паровой фрегат «Мерримак» в броненосец «Виргиния». Водоизмещение «Мерримак» было 3500 т. что позволило на его корпусе разместить полностью прикрытую бронёй батарею.

8 марта 1862 года броненосцу южан противостоял броненосец Эриксона «Монитор». Был он кораблём с массой недостатков.

Самый гибельный недостаток это низкий надводный борт. Эриксон сделал его таким, чтобы сократить массу бронирования. По первоначальному замыслу он вообще хотел сделать палубу бронированным панцирем, плавно спускающимся в воду, но в итоге ограничился менее экстравагантным решением. И всё равно низкий надводный борт в итоге привёл к гибели «Монитора» всего через несколько месяцев. И мог погубить его ещё до первого боя. Ведь низкий борт заливает волной, а герметичности у корпуса корабля не было.

Не гибельный, но критический недостаток - это пушки. Эриксон сперва хотел поставить казнозарядные нарезные орудия. Но финансирования не хватило, и пришлось ставить что дают. А на американском флоте были в достатке только гладкоствольные орудия Дальгрена. Они могли выдерживать почти 2 тысячи выстрелов... если стрелять из 11-дюймового орудия зарядом чёрного пороха в 15 фунтов — при весе ядра 165 фунтов.

Если, как гласит официальная версия, «Монитор» строился для боя с броненосцем южан - то с такими пушками видимо предполагалось долго и нужно стрелять, желательно в одну точку, пока от супостата листы броневой обшивки не отвалятся от сотрясений. А супостат наверное должен был всё это время галантно ожидать.

Нет, правительство северян полагало свой «Монитор» единственным в Америке броненосцем, который будет безнаказанно топить все эти деревянные корыта южан. Потому-то Эриксону и не дали казнозарядных нарезных пушек, а всучили то, что всучили.

+ увеличить картинку + «Монитор» на публичном чертеже 1862 года «Монитор» на публичном чертеже 1862 года
«Монитор», США, 1862 год
Водоизмещение 987 тонн
Длина 52 м
Ширина 12,5 м
Осадка 3,2 м
Бронирование железо
Скорость хода 8 узлов
Экипаж 59 человек
Артиллерия Две 11-дюймовые (279-мм) гладкоствольные пушки Дальгрена во вращающейся башне

Были проблемы с паровой машиной, с механизмами парового поворота башни (которые трудно начинали работу, но потом их было трудно затормозить), с полной зависимостью корабля от пара - даже аварийные помпы для откачки воды из трюма работали на пару! И когда в первом же переходе волна залила топки через незакрытые люки на палубе, то корабль остался на плаву лишь чудом.

Но у него была одна прогрессивная черта, перевесившая все недостатки - вращающаяся башня. У плавучей батареи, какими были все тогдашние корабли, орудий вроде много - да стреляет всё равно лишь один борт. И это если цель в секторе борта. А если нет? Вращающаяся башня всегда поворачивает свои орудия на цель, с какой бы стороны та не оказалась. К такому кораблю невозможно зайти с кормы и безнаказанно расстреливать его всем бортом - напротив, подставить ему свой борт это стать удобной мишенью.

Всё это подтвердилось в ходе боя двух броненосцев. Но в основном теоретически, из-за откровенной слабости орудий «Монитора». Как и задумывал Эриксон, «Монитор» действительно являл собой низкую цель. При максимальном сближении кораблей, орудия южан не могли поражать броненосец северян. Но и северяне были бессильны. Южане пытались таранить врага. Но их корабль - к счастью северян - потерял свой шпирон накануне. Поэтому «Виргиния» наползла своим корпусом на палубу «Монитора». Выстрел обоих 11-дюймовок! И никакого эффекта. Броненосец южан просто сполз обратно в воду, без видимых повреждений.

На самом деле оба корабля изрядно потрепали конструкцию друг друга. Первым вышел из боя северянин. Южане ещё немного подождали его возвращения и то же отправились восвояси. Как следует отремонтировать «Виргинию» так и не смогли. Формальная ничья оказалась стратегической победой Севера. И победой броневых башен.

Это переломный момент в истории военного флота. Корабль в 3½ раза меньшего водоизмещения и всего с 2 пушками на равных сражался с куда более вооружённым противником. Начинается переосмысление в использовании орудий. Работу бортовых батарей с множеством стволов легко выполнит башня с парой хороших пушек. А если корабль не может нести башню, то лучше открытая установка орудий, лишь бы обеспечивался более широкий угол обстрела. Даже защищённостью можно - и нужно - пожертвовать, если при этом возрастут огневые возможности. Убей врага быстрее, чем он тебя.

Обычно про любое эпохальное изобретение из истории человечества можно сказать «вот его корни, вот иные возможности, а вот тогда-то оно могло появиться раньше». Вращающаяся броневая башня это настолько революционное изобретение, что даже затруднительно сказать где же её корни. Не приходит на ум ничего похожего из предыдущего опыта человечества. Кроме разве что поворачивающихся к ветру ветряных мельниц, которые чем-то башни напоминают, но это сооружения мирные. А в военном деле ничего похожего как будто не было. И уж точно появиться раньше вращающаяся орудийная башня не могла никак. Флот это первое место, где вращающаяся башня оказывается востребованной. И разумеется она нужна только будучи броневой, надёжно защищающей от всех снарядов. И она тяжёлая - так что без силы пара её вращать не выйдет.

Но мы так же должны отметить, что с появлением вращающихся броневых башен Эпоха Пара начинает катиться к своему закату. Развитие производства неизбежно вскоре сотрёт индивидуальности - в пользу стандартизации всего и вся.

В качестве примера нового типичного броненосца возьмём первый полноценный броненосец русского флота «Пётр Великий». Интересно, что конструктором его был тот же самый контр-адмирал Попов, что «прославился» круглыми кораблями - броненосцами-«поповками» и императорской яхтой «Ливадия». И то и другое современники сочли черезчур оригинальным. Да и не довелось отличиться этим необычным судам. Яхта плавала недолго. Но по правде не столько из-за оригинальности конструкции и некоторых неожиданных проблем оной - а прежде всего из-за предубеждения семейства Романовых к винтовым судам. Увы, очень долго русские цари и их родня предпочитали исключительно колёсные пароходо-фрегаты и лишь по этой причине такие не слишком мореходные корабли приходилось держать в русском военном флоте.

Броненосец береговой обороны, несмотря на всю диковинность, имел вполне рациональное обоснование своей конструкции. Вот как объяснял это сам контр-адмирал:
«Неприятель, решившийся атаковать наши укрепленные береговые пункты, может отважиться на это не иначе как при помощи орудий самого большого калибра, который в данную минуту будет возможен для употребления на практике. Чтобы отразить его, мы должны иметь такие же орудия, а следовательно, проектируя суда, которые дополняли бы нашу береговую защиту как станки для орудий, надо для их вооружения артиллериею избрать наибольший из существующих у нас калибров: поэтому на проектированное судно предлагается поставить 11 д[юймовые] нарезные или 20 д[юймовые] гладкие пушки. Уменьшая длину и увеличивая ширину судна можно не только уменьшить его денежную стоимость, но и увеличить водоизмещение. Доведя эту аксиому до конечной степени, то есть сделав длину равной его ширине, мы достигнем наиболее благоприятных условий как в отношении стоимости так и водоизмещения. Поэтому все ватерлинии его образованы из кругов. Из всех судов, тип монитора наименее подвержен качке и представляет наименьшую площадь для покрытия бронею; проектированное судно, как станок для орудий, есть монитор; оно имеет в центре неподвижную башню которая покрыта бронею, так же как палуба и борт судна... Хотя круговые образования ватерлиний не представляют благоприятных условий для скоростей хода, но зато этот недостаток вознаграждается отсутствием препятствий для поворотливости судна и избытком водоизмещения. Чтобы вполне воспользоваться первым из этих благоприятных качеств, проектированному типу дано два винта, а избыток водоизмещения загружен машиною...»

+ увеличить картинку + Макет броненосца береговой обороны в Музее флота в Николаеве Макет броненосца береговой обороны в Музее флота в Николаеве

11 дюймов это 280 мм, 20 дюймов это 508 мм. При поставленном условии осадки не более 14 футов, круглая «поповка» вышла водоизмещением 2700 т при длине менее 31 м и действительной осадке 3.76 метра. И на волнах она почти не качалась, как и предсказывал Попов. Только и плавала она не очень. Несмотря на то «поповкам» принадлежит рекорд по числу гребных винтов у одного корабля - аж 6 штук! - круглый корпус без киля отказывался держать курс, создавал большое сопротивление, «съедал» мощность машин. А ведь ещё и рулить приходилось машинами, так как выяснилось что обычные рули для круглого корабля практически не дают эффекта. В общем, вышла плавучая батарей береговой обороны - каковой она собственно и задумывалась.

Совсем не таков «Пётр Великий». Настоящий морской корабль. Разрабатывался с 1867 года. Заложен на Галерном острове в 1869 году. 30 мая 1872 года, в день 200-летия со дня рождения Петра I присвоено имя «Пётр Великий». Спущен на воду 27 августа 1872 года. Но спуск на воду для кораблей обычно ещё не означает окончания работ. Достройка закончена лишь к октябрю 1877 года. Итого 10 лет от замысла до готового корабля. И это ещё не всё, вскоре выявились проблемы с машинами и и в 1881 году их ремонтировала в Глазго компания «Randolph and Elder».

Броненосец «Пётр Великий» Броненосец «Пётр Великий»
«Пётр Великий», Россия, 1877 год
9665 тонн проектное, 10 406 тонн фактическое
Длина 103,5 м
Ширина 19,2 м
Осадка 8,28 м
Бронирование
Пояс в средней части 365—297 мм, в оконечностях 254—203 мм,
бруствер 365 мм,
башни 356 мм
Мощность
после постройки 1877 — 6300 л. с.,
после ремонта машин в Глазго 1881 года — 8296 л. с.
Скорость хода
после постройки 1877 год — 12 уз,
после ремонта машин в Глазго 1881 год — 14,36 уз
Экипаж 440 офицеров и матросов
Вооружение состояло из четырёх 12-дюймовых (305-мм) орудий с длиной ствола в 20 калибров, размещённых по два в концевых башнях. Кроме этого на корабле установили шесть 87-мм (4-х фунтовых) пушек с длиной ствола в 24 калибра, так же были предусмотрены места для установки двух 9-дм (229-мм) мортир.
После перевооружения в 1905—1906 гг.:
4 x 8-дюймовые (203-мм) с длиной ствола 45 калибров,
12 x 6-дюймовые (152-мм) с длиной ствола 45 калибров
Минно-торпедное вооружение 2 x 381-мм ТА (установлены позже)

Вот примерно такими же будут броненосцы и в русско-японскую войну. Идеология этих кораблей - равная огневая мощь во все стороны и равная защита со всех сторон. Это кажется весьма разумным - к такому кораблю уже не выйдет подобраться с кормы. И, идя на врага, ему не придётся поворачиваться бортом, чтобы дать залп, как это приходилось делать австрийским броненосцам в сражении при Лиссе.

Но примерно в тот же период в русском флоте появились броненосцы совсем иного устройства. Это заложенные в 1883 году в Николаеве и Севастополе эскадренные броненосцы типа «Екатерина II»: «Екатерина II», «Чесма», «Синоп» и почти однотипный с ними «Георгий Победоносец» заложенный в 1891 году. «Екатерина II» вошла в строй в 1888 году, «Синоп» и «Чесма» — в 1889 году, «Георгий Победоносец» — в 1893 году.

Водоизмещение 11 050 т, скорость хода 16 узлов. Главный калибр 6 орудий 12-дюймов (305-мм), поставленные попарно в барбетных установках. Барбетная установка это невысокий броневой бортик, прикрывающий орудия - подобною неполную защиту в то время считали обычно достаточной не только на русском флоте. На «Екатерине II» и «Синопе» 12-дюймовки имели стволы длиной в 30 калибров, а на «Чесме» и «Георгии Победоносце» 35 калибров с улучшенной баллистикой. Средний калибр 7 пушек 6-дюймов (152 мм) со стволом длиной 35 калибров. Ну и от дюжины до пары десятков пушек Гочкиса калибров 37-мм и 47-мм. Что касается однофунтовки (37-мм) того времени, то она была откровенно слабой пушечкой. Её разрывной снаряд снаряжался очень небольшим количеством взрывчатки, в качестве которой использовался обычный чёрный порох. Если такой снаряд разрывался шагах в 5 или 6, то вообще не причинял никакого вреда. Да и сила выстрела была невелика. Так что как по внешнему виду эта пушечка скорее напоминает ружьё-слонобой, так она и по эффективности и есть большое ружьё. Меньше пользы, чем от однофунтовки, было разве что от обязательно ставившихся на броненосцы торпедных аппаратов. Их упорно ставили «на всякий случай», вот только в реальном бою такого случая никогда не предоставлялось. Всё таки торпеды это для скрытных субмарин и стремительных миноносцев, а для степенных броненосцев - артиллерия.

Вот как раз в расположении артиллерии главного калибра и заключалась необычность этих кораблей. Из трёх барбетов - два стояли рядом впереди надстройки, так чтобы вперёд могли стрелять 4 орудия.

«Екатерина II» и её разрезы продольный и по батарейной палубе «Екатерина II» и её разрезы продольный и по батарейной палубе

Корабли всё ещё оценивали весом бортового залпа. Да и сам классический манёвр «поставить чёрточку над i» как раз требовал мощи бортового залпа. Здесь же - никакой выгоды в бортовом залпе нет. Но все эти 4 корабля проектировались для одной конкретной цели - для боя в турецких проливах Босфор и Дарданелы. Там бой вёлся бы на встречных курсах, а вперёд у такого русского броненосца стреляло бы вдвое больше орудий, чем у любого английского или французского. В случае повторения крымской войны Россия теперь не ждала бы в Севастополе, а атаковала бы. В самом узком месте проливов бой могли вести не более 3 броненосцев в ряд - таким образом численное превосходство врага в кораблях не играло бы роли. Зато 3 русских броненосца имели бы во встречном бою вдвое большую огневую мощь.

Это было предвестие нового мышления, которое восторжествует через десятки лет. Но русский десант в Босфор так и не состоялся, броненосцам не довелось показать себя в бою, и остальной мир изобретал новое мышление независимо от русских.

Чтоб проследить историю развития конструкторской мысли, вернёмся немного назад, в 1881 год, когда в Англии ремонтируют машины русского броненосца «Пётр Великий». И в этот же самый год Британия вводит в строй свой броненосец «Инфлексибл» (Inflexible - что означает «Несгибаемый»). Строился он с 24 февраля 1874 года, то есть начат позже русского броненосца. Но что же англичане построили для своего собственного флота?

+ увеличить картинку + «Инфлексибл» в период до 1885 года (позже, в ходе модернизации в Портсмуте, парусное оснащение было демонтировано) «Инфлексибл» в период до 1885 года (позже, в ходе модернизации в Портсмуте, парусное оснащение было демонтировано)
«Инфлексибл», Англия, 1881 год
Водоизмещение 10880 т
Длина 105 м
Ширина 23 м
Осадка 8 м
Бронирование Пояс: 610 мм железной брони + 432 мм тиковой подкладки
Оконечности: не бронированы
Башни: 410 мм железной брони + 450 мм тиковой подкладки
Палуба: 76 мм
Двигатели Две паровые машины «Компаунд»,
парусная оснастка барка (на двух мачтах) общей площадью 1720 квадратных метров
Мощность 6500 л. с.
Скорость хода 14,73 узла
6 уз. (под парусами)
Экипаж 440
Вооружение
Артиллерия 4 x 16" (406-мм) нарезных дульнозарядных орудия
6 x 20-фунтовых пушек, с 1885 года сменены 102-мм казнозарядными пушками, с 1897 года сменены 120-мм нарезными скорострельными пушками.
17 пулеметов (вернее сказать это были картечницы не указанной системы)
Минно-торпедное вооружение: 2 подводных торпедных аппарата

«Инфлексибл» это корабль с мачтами - и парусами. При этом имелись 2 ходовых паровых машины, каждая работавшая на свой гребной винт и питаемая паром от своего котельного отделения - с механизированной подачей угля! И ещё 39 вспомогательных паровых машин, заменявших человека кажется везде, где только приходило в голову заменить его в то время. На корабле уже имелось электрическое освещение напряжением 800 вольт. Так много потребовалось потому, что если отсеки освещались лампами накаливания, то в машинном отделении стояли дуговые(!) лампы. Определённо, экономить электричество тогда никому не приходило в голову.

Важнейшим оружием был разумеется таран из кованного железа. На случай если он будет потерян, за ним стояла 3-дюймовая (76.2 мм) броневая переборка, хотя вполне достаточно было и простой корабельной стали. Не поскупились на новинку - «Инфлексибл» стал первым английским кораблём, получившим 360-мм торпеды Уайтхеда. Но если позже торпедный аппарат ставили в носу, то здесь этому мешал таран. Поэтому поставили 2 подводных торпедных аппарата - по одному на каждый борт. Аппарат закрывался водонепроницаемой заслонкой, которая открывалась перед выстрелом - и вот тогда наружу выдвигалась 3-метровая медная труба с торпедой внутри.

Но наиболее оригинальной чертой была артиллерия в башнях. Англичане очень хотели переплюнуть весь мир калибром своих пушек и заказали 16-дюймовые (406-мм) орудия. Но королевский арсенал в Вулвиче мог изготовить в таком калибре только дульнозарядные пушки. Правда их сделали нарезными. А теперь представьте сложность заряжания 764-килограммового снаряда - да ещё с необходимостью проталкивать его сквозь нарезы!

+ увеличить картинку + Устройство башни «Инфлексбила» Устройство башни «Инфлексбила»

Поэтому заряжание было полностью механизировано. Орудие было слишком длинным, чтобы откатить его внутрь башни (как это делали на «Мониторе»). И для заряжания башня поворачивалась. Но не к надстройке, как можно было бы подумать, а к небольшому возвышению на палубе. Когда ствол склонялся, то машина вдвигала в него гидравлический толкатель, конец которого был обмотан губкой. Через толкатель в это время впрыскивалась вода, и он очищал ствол от остатков пороха, как это делает банник. Затем этот же толкатель подавал в ствол пороховой заряд в картузе, а за ним и снаряд - причём снаряд при этом вдавливался своим медным пояском в нарезы. После этого, гидравлическими приводами, питаемыми от отдельных паровых машин, башня разворачивалась в сторону врага и наводилась на цель заново. Процесс неспешный, от 2½ до 4 минут. Зато выстрел сокрушительный - на дистанции в 1 км снаряд пробивал броневую плиту толщиной в 580 миллиметров. Правда само орудие весило 81 т, а двух-орудийная башня 450 т. Полный оборот она совершала за 1 минуту.

Наиболее интересной особенностью стало расположение башен главного калибра по диагонали. Вытянувшаяся вдоль всего корабля тонкая надстройка должна была позволить стрелять вперёд и назад как минимум по 1 орудию из каждой башни - таким образом в теории корабль имел равную во все стороны огневую мощь. Практические испытания показали, что всё же надстройка несколько мешала огню. Но на последующих броненосцах, подобных «Инфлексиблу» - и в частности на китайских, немецкой постройки - этот недостаток был исправлен.

Кроме того, имелось 6 орудий среднего калибра. Очень скоро такое число орудий среднего калибра станет считаться недостаточным, и на следующих броненосцах примутся увеличивать и их число и их калибр. Зато для борьбы с быстрыми миноносками «Инфлексбил» имел аж 17 малокалиберных скорострельных орудий. Вероятнее всего это были картечницы Гатлинга, возможно даже 1-фунтового калибра. Их сосредоточенный огонь конечно мог изрешетить любой небронированный кораблик, буде таковой осмелился бы опасно приблизиться к броненосцу Его Величества.

+ увеличить картинку + Чертеж «Инфлексбила», 1888 год Чертеж «Инфлексбила», 1888 год

Бронирование корабля интересно сразу по двум причинам. Во-первых, это была своего рода композитная броня - толстые слои железа чередовались со столь же толстыми слоями негниющего тикового дерева. Во-вторых, в отличие от предшественников, новый броненосец не был защищён полностью. Надёжно защищалась только так называемая цитадель в центре корабля. И ещё подводная часть прикрывалась броневой палубой, проходившей примерно на глубине 1 метра ниже ватерлинии, и рассчитанной только на скользящие попадания снарядов и отражение осколков. А оконечности - бак и ют - были вовсе не бронированы и легко простреливались вражеской артиллерией. По расчётам водоизмещения цитадели вместе с защищённым пространством под броневой палубой должно было хватить для удержания корабля на плаву, и без оконечностей. Но было и иное мнение. Как всегда истина выяснилась в бою. Сам «Инфлексбил» воевал мало, только подавлял восстания в колониях. А вот созданные по его подобию китайские броненосцы провели полноценный морской бой против японского флота - и хотя их оконечности имели множество пробоин, оба броненосца оставались боеспособными на плаву. Так что схема с бронированной цитаделью себя оправдала.

Пожалуй, невозможно придумать более паро-панковский броненосец, чем «Инфлексибл» (особенно в его первоначальном виде с парусами). И на нём интересующая нас история военного флота Эпохи Пара заканчивается. Но мы всё же ещё немного проследим дальнейшее развитие самых могучих броневых кораблей.

Модель «Дредноута», изготовитель фирма «Звезда» Модель «Дредноута», изготовитель фирма «Звезда»
«Дредноут», Англия, 1906 год

Изготовитель Portsmouth Dockyard, Портсмут, Англия
Заказан к постройке 22 февраля 1905 года
Строительство начато 2 октября 1905 года
Спущен на воду 10 февраля 1906 года
Введён в эксплуатацию 3 октября 1906 года
Выведен из состава флота август 1918 года — выведен в резерв
Основные характеристики
Водоизмещение 18 412 т нормальное
21 067 т полное
Длина 160,74 м
Ширина 25,01 м по миделю
Осадка 9,03 м нормальная
9,50 м предельная
Бронирование главный пояс: 179—279 мм
рубка: 279 мм
палуба: 35—76 мм
башни: 305—279—76 мм
барбеты башен: 279—203—102 мм
Двигатели 18 паровых котлов «Бабкок и Вилькокс»
4 турбины Парсонса
Мощность расчётная на валах:
23 000 л. с.
испытания на полном ходу:
26 350 л. с.
Движитель 4 винта
Скорость хода 21,6 узла
Дальность плавания 6620 миль на 10 узлах
Автономность плавания 28 суток
Экипаж 685—692 человека (1905 год)
732 человека (1909 год)
810 человек (1916 год)
Вооружение
Артиллерия 5 x 2 — 12-дюймовая (305-мм) Mark X, с длиной ствола 45 калибров
27 x 3-дюймовая (76-мм) противоминных на лафете
1 x 3-дюймовая (76-мм) десантная
5 пулемётов Максима обр. 1909 года
Минно-торпедное вооружение 5 x 456-мм ТА, боезапас 23 торпеды

Хотя движущей силой всё ещё является пар, но «Дредноут» уже корабль другой эпохи. Высочайшая стандартизация выдаёт в нём детище технологического века. Его паровая турбина не чета античной игрушке Герона - паровая турбина XX века состоит из вала и закреплённых на нем однотипных лопаток, все детали строго унифицированы и тщательно сбалансированы. Унифицированы по возможности были даже листы обшивки корпуса - почти все они были взаимозаменяемыми прямоугольными одного размера. Котлы «Дредноута» топятся не углём - а нефтью, чья добыча со всеми буровыми вышками, насосами и трубопроводами, сама по себе высоко-стандартизированное производство.

Изменилась и концепция главного боевого корабля. Теперь он стал узким специалистом, чья задача бороться только с такими же бронированными монстрами. А поразить вражьи миноносцы и лёгкие крейсера ему нечем - нет орудий среднего калибра! В отказе от «лишних» орудий было большое удобство - это упрощало корректировку огня, позволяло концентрировать весь огонь на одной цели, а не размазывать его по нескольким. Но это стало возможным только при условии, что отгонять чужие эсминцы будут свои эсминцы, которые конечно же обязательно сопровождают эскадру. И эта идеология разительно отличается от предшествующего взгляда, когда линейный корабль был способен и в одиночку вести бой с любым противником и побеждать. Но в технологический век специализация царит не только в промышленном конвейере - военный конвейер точно так же требует для себя узких специалистов.

И возможно это правильно. Возможно истинное искусство войны как раз и заключается в способности полководца оптимально направить действия подчинённых ему узких специалистов. Но это становится возможным только в век обезличивающих технологий. А в Эпоху Пара такая узкая специализация сулит неоправданный риск.

Есть ещё одна особенность. Если проанализировать расположение 5 башен «Дредноута», то оказывается что на каждый борт могут вести огонь 4 башни - а в носовом секторе только 3 ?! Между тем адмирал «Джеки» Фишер, благодаря деятельности которого и появился «Дредноут», отличался напористостью. И очень хотел получить корабль для нападения. Он прямо-таки был уверен, что именно от его «Дредноута» все враги будут убегать. Но именно в случае преследования врага огневая мощь «Дредноута» оказывается ниже.

Строила «Дредноут» вся Англия. Едва ли не каждое сколь-нибудь значимое предприятие внесло свою лепту в этот корабль. А кое-что пришлось завозить из-за рубежа. И это кое-что не какая-нибудь мелочь, а самая важная часть, то что собственно и делает броненосец броненосцем. Это броня. Её закупали у Круппа. Да, создание технического шедевра во все известные времена требовало материалов со всего мира. Точно так же самые лучшие в Античности, ассирийские серпоносные колесницы изготавливались из металлов и дерева разных сортов, свезённых из всех уголков Ойкумены (то есть известной на то время обитаемой вселенной). Прошли тысячи лет, и благодаря аналогичной мировой кооперации родился небывалый корабль.

«Дредноут» не только основал новый класс кораблей, названных его именем, но и открыл гонку морских вооружений. Новшества стали внедряться буквально каждый год, так что уже через 10 лет сам «Дредноут» считался настолько устаревшим, что его даже не взяли в Ютландское сражение - единственную в истории битву дредноутов.

Бросим беглый взгляд на самые знаменитые линейные корабли Второй Мировой:

  • «Бисмарк» (1939 год, Германия) - длина 251 м, ширина 36 м, полное водоизмещение 50 900 т, скорость 35 узлов. Главный калибр 4 башни по 2 380-мм орудия.
  • «Ямато» (1941год, Япония) - длина 263, ширина 36.9 м, полное водоизмещение 72 810 т, скорость 27.5 узлов. Главный калибр 3 башни по 3 460-мм орудия.
  • «Айова» (1943 год, США) - длина 270.5 м, ширина 33 м, полное водоизмещение 58 000 т, скорость 33 узла. Главный калибр 3 башни по 3 406-мм орудия.

Быть может «Бисмарк» и строился как самый быстрый линкор с целью дать ему возможность убегать от врага. Но остальные - нет. Линкор это корабль для решительной атаки. Тем не менее, у всех этих линкоров самый сильный залп - бортовой.

Выходит, чтобы реализовать своё преимущество, линкор должен был приблизиться и развернуться к врагу бортом? А пока он шёл на сближение, его огонь был слабее. Нет ли в этом какого-то противоречия?

Надо признать, что первыми это противоречие осознали снова англичане. Но они ограничились полумерами. Поэтому после Первой Мировой два новых линкора типа «Нельсон» получили надстройку сдвинутой к корме, а башни только впереди - вот только расположение этих 3-орудийных башен было не вполне удачным. Третья башня могла вести огонь только на оба борта.

«Родней» один из двух линкоров типа «Нельсон» «Родней», один из двух линкоров типа «Нельсон»
Линкоры типа «Нельсон», Англия, годы в строю 1927—1947

Водоизмещение Стандартное — 33 300 т,
полное — 37 780 т
Длина 201,3/216,6 м
Ширина 32,3 м
Осадка 8,6 м
Бронирование Пояс — 330…356 мм;
носовые траверзы — 305…203 мм;
кормовые траверзы — 254…102 мм;
палуба — 159…95 мм;
башни ГК — 406 мм (лоб),
280—229 мм (борт и тыл),
184 мм (крыша);
барбеты башен ГК — 381…305 мм;
башни среднего калибра — 38…25 мм,
барбеты — 25 мм;
рубка — 356…254 мм,
крыша — 165 мм
Двигатели 2 ТЗА Brown Curtis
Мощность 45 000 л. с.
Скорость хода 23 узла
Дальность плавания 7000 морских миль на 16 узлах
Экипаж 1314 человек
Вооружение
Артиллерия 3 x 3 — 16-дюймовые (406-мм) с длиной ствола 45 калибров
6 x 2 — 6-дюймовые (152-мм) с длиной ствола 50 калибров
Зенитная артиллерия 6 x 1 — 120-мм с длиной ствола 40 калибров
2 x 8 (3 x 8 — «Родней») — 40-мм с длиной ствола 40 калибров
2 x 4 — 12.7-мм пулемёта
Минно-торпедное вооружение 2 x 1 — 622-мм торпедных аппарата

Для 20-х годов XX века силуэты «Нельсона» и однотипного с ним «Роднея» были черезчур революционны. На консервативном британском флоте оба линкора звали не иначе как «уродливыми сестричками», что не добавляло престижа службе на этих недооценённых кораблях.

И честь создания самого совершенного линкора принадлежит французам. Это линкор, носящий имя величайшего кардинала Франции «Ришельё» (обратите внимание, правильно читать имя кардинала именно так - Ришельё - с буквой «ё» на конце).

Линкор «Ришельё» Линкор «Ришельё»
«Ришельё», Франция, 1940

Водоизмещение Стандартное — 37 832 тонн,
полное — 44 708 тонн
Длина 242/247.9 м
Ширина 33.1 м
Осадка 9.17 м
Бронирование Главный пояс — 330 мм;
переборка — 30…50 мм;
главная палуба — 150…170 мм;
нижняя палуба — 40…50 мм;
башни ГК 430 мм (лоб), 300 мм (бок), 170—195 мм (крыша);
барбеты — 405 мм;
орудийные башни 152-мм орудий — 115 мм (лоб), 70 мм (борт, крыша);
рубка — 340 мм
Двигатели 4 ТЗА Parsons
Мощность 150 000 л. с. (110 МВт)
Скорость хода 31.5 узла (58.3 км/ч)
Дальность плавания 10 000 морских миль на 15 узлах
Экипаж 1550 человек
Вооружение
Артиллерия 2 x 4 — 15-дюймовые (380-мм) с длиной ствола 45 калибров
3 x 3 — 6-дюймовые (152-мм) с длиной ствола 55 калибров
Зенитная артиллерия 6 x 2 — 100-мм с длиной ствола 45 калибров
4 x 2 — 37-мм с длиной ствола 50 калибров
4 x 4 и 2 x 2 — 13.2-мм пулемёта
Авиационная группа 2 катапульты,
3 гидросамолёта

Что делает этот корабль совершенным линкором? Его артиллерия и то искусство, с которым она размещена на корабле.

Дальнобойность орудий линкоров к тому времени была не хуже, чем у появившихся десятилетия спустя противокорабельных ракет. Но орудия имели громадные размеры. Орудийная башня стала очень тяжёлым сооружением весом в многие сотни тонн. Разместить такую тяжелую громадину можно было только по оси корабля.

Вашингтонское соглашение 1922 года ограничило размеры новых линкоров. Страны подписали его в надежде удержать разорительную гонку вооружений. Но перед конструкторами это соглашение поставило трудно-разрешимые задачи. И прежде всего - задачу надёжного бронирования. И оказалось, что наименьший вес брони получается, если сосредоточить ВСЕ башни рядом. Линкоры типа «Нельсон» как раз и строились в соответствии с этим условием.

Французы пошли дальше. Они создали 4-орудийные башни с самой дальнобойной в мире на тот момент артиллерией, и разместили их линейно-возвышенно. В итоге «Ришельё» мог использовать полную огневую мощь и когда шёл прямо на врага - и в это время сам он представлял собой цель наименьшей площади.

«Ришельё» это идеальный линкор потому, что он создан как решительный боец - он атакует, преследует и разит врага едва завидев с максимальных дистанций. В эскадренном бою он может дать бортовой залп не хуже любого обычного линкора. Правда у него нет кормовой - то есть ретирадной башни. Но линкор это корабль решительного боя - или ты, или тебя, иного не дано. В «Ришельё» эта доктрина доведена до предела.

Главный калибр французского линкора заслуживает восхищения. Хотя он всего 380-мм, но дальнобойность 41700 м!. Американские типа «Айова» стреляли на 36700-38700 м, британские типа «Кинг Джордж 5» на 34600-35200 м, германские типа «Бисмарк» на 35600-36500 м. Дальше «Ришельё» могли стрелять только немецкие «карманные линкоры» «Шарнхорст» и «Гнейзенау» - на 42.5 км, но их 11-дюймовый (280-мм) снаряд не мог причинить существенного вреда французскому линкору.

Лучше всего сравнить с самой воевавшей и самой смертоносной в реальных боях по сей день, советской противокорабельной ракетой П-15 «Термит», принятой на вооружение в 1960 году - её максимальная дальность 40 км. Примерно та же дальность у более совершенной французской ракеты «Экзосет», удерживающей почётное второе место по числу потопленных в боях кораблей. А «Ришельё» ещё в 1940 году стрелял почти на пару километров дальше!

И это не предел. У немцев был принят тот же 15-дюймовый (380-мм) главный калибр. Стандартный снаряд весом 800 кг вылетал из орудия со скоростью 820 м/с, что обеспечило дальность стрельбы в 35.5 км при угле возвышения в 30°. А с 1942 г появился специальный осколочно-фугасный снаряд типа «Зигфрид-граната» массой 495 кг, начинённый 48 кг тротила. Его выстреливали усиленным зарядом из 298 кг пороха, на дальность в 55 км. Правда к тому времени уцелевшие немецкие линкоры предпочитали не высовываться в море, поэтому такими «гранатами» обстреливала Англию через Ла-Манш береговая батарея «Зигфрид», на которой стояли такие же 15-дюймовые орудия.

6-дюймовые (152-мм) орудия «Ришельё» были универсальными и могли вести зенитный огонь. С системой радиолокационного наведения эти орудия были даже более грозным оружием, чем зенитные ракеты, использовавшиеся на флоте даже в 60-е годы. Выстрел 6-дюймовки забрасывал снаряд и выше и дальше радиуса полёта ракет того времени. К тому же стоил в сотни раз дешевле дорогостоящей ракеты.

Распространено мнение, что «в ходе Второй Мировой авианосцы победили линкоры». Но при атаке на «Бисмарк» авиации удалось лишь заклинить его руль - не более чем трагическая случайность (обусловленная неудачной конструкцией рулевого механизма немецкого линкора). Добивали его несколько английских линкоров, выпустив в общей сложности 4 тысячи снарядов из коих половина попала в «Бисмарк» - а он всё не тонул! «Ямато» действительно потопила авиация. Но одинокий японский линкор выдержал множество налётов с 3 американских авианосцев. И поразить его удалось только когда у японцев закончились боеприпасы. Тогда беззащитный линкор торпедировали и бомбили как мишень - и потребовалось около 3 десятков смертельных попаданий. Однотипный с «Бисмарком», стоящий на якоре «Тирпиц» бомбили бомбами весом в 5 тонн. Вдумайтесь - 5 тонн! Несущаяся со сверхзвуковой скоростью крепкая сталь, начинённая сильнейшей взрывчаткой. А до того его пытались потопить подводные диверсанты, со сверхмалой подводной лодки успешно установившие тонну взрывчатки под днищем линкора - и он пережил тот взрыв.

Но Вашингтонское соглашение ограничило число линкоров. Зато разрешало перестроить уже заложенные линкоры в авианосцы. Естественно, чем пускать корабль на слом, все стали перестраивать - пусть даже и в довольно бесполезный ещё по тем временам авианосец. А затем строить новые авианосцы. Которые хоть и не были достаточно сильными кораблями, но это было хоть что-то - что лучше чем ничего. Вот так и выросли авианосные флоты по искусственной причине.

От линкоров отказывались не потому, что они были плохи. А потому - что были очень дороги. Любой военный корабль дорогое удовольствие. И постепенно государства одно за другим переходили к контролю морей с помощью катеров и корветов - против пиратов вполне достаточно. Для стратегического сдерживания нынче существуют атомные субмарины. А линкоры сошли со сцены непобеждёнными.


декабрь 2017г
Алексей «Рекс»
Я люблю паро-панк Поддержи сайт
купи наши игрушки
Письмо
автору
  Поддержи
автора
Сайт существует с 16.12.2017