Эпоха Пара

Я паро-панк
и я люблю паро-панк

ПубликацииПубликации ПрограммыПрограммы ИгрыИгры ТоварыТовары

Глава XXVIII.
Краткий очерк состояния крепостного дела за границей и в России
до начала русско-японской войны


— 269 —

Крепостное дело за границей

Уже к концу XIX века за границей и первым делом в Германии наметились новые пути в крепостном деле.

Первый путь, на который вступила Германия в крепостном вопросе, особой новизны еще не представлял, так как предусматривал только дальнейшее расширение обвода крепостей, являвшееся следствием непрерывно прогрессировавшей в дальности артиллерии.

Второй путь, касавшийся изменения формы элементов, образующих крепость, был действительно новым. Старые центральные крепостные ограды, окружавшие большие промышленные и политические центры, стесняли рост этих центров, что приводило к мысли о снесении старых оград и замене их значительно вынесенными вперед простыми ограждениями в виде отдельных небольших опорных пунктов, связанных железными решетками или сравнительно низкими валами со рвами, заполненными проволочной сетью. Затем повысившаяся меткость артиллерии и мощность фугасного снаряда давали основание полагать, что форт даже самого новейшего типа (броневой форт — Panzerfort) может быть быстро разрушен бомбардировкой и потому не является уже надежной опорной точкой главной крепостной позиции. На замену форта необходимо создать какую-то иную фортификационную форму, занимающую большую площадь с разброской на ней отдельных элементов ближней и дальней обороны.

Поводом к осуществлению на практике указанных путей в крепостном строительстве явилось предпринятое в 1898 — 1899 гг.


— 270 —

расширение крепости Мец в соответствии со вновь разработанным планом войны. Мец представлял собой тет-де-пон, прикрывавший одну из важнейших переправ на р. Мозель. Эта река в свою очередь прикрывала сосредоточение германских сил в Лотарингии и позволяла свободно пользоваться переправами через нее между Люксембургом и французской границей на юге. С началом войны немцам под защитой мецских укреплений предстояло перебрасывать через р. Мозель одну из своих армий силой в 6 корпусов (около 300 000 человек). Для одного размещения биваком такого количества войск требовалась площадь не менее 10 кв. км, соответствующая кругу с поперечником около 4 км. Такой площади да еще надежно обеспеченной от бомбардирования новейшими орудиями, прежняя крепость Мец с ее фортами, вынесенными от ограды всего на 3—4 км и общим обводом в 23 км, дать не могла. Поэтому приходилось подумать о более значительном выносе вперед укреплений, могущих обеспечить ядро рт бомбардирования. Это привело к тому, что с 1899 г. немцы решают сначала занять известное число точек на западных возвышенностях, которые в случае войны могли бы быть заняты французской осадной артиллерией. Такими точками оказались расположенные от 7 до 9 км от переправ через р. Мозель высоты: Сольни, Пуан-дю-Жур и лес Жоржимон. На юге, на правом берегу р. Мозель, тоже решено было занять удаленные от центра крепости на 9,5 км высоты Сент-Блаз и Сомми (см. ниже фиг. 140). Между указанными точками получались промежутки длиной от 4 до 7 км, которые были вполне пригодны для активной обороны крупных войсковых частей, но на этих точках необходимо было возвести такие опорные пункты, которые, будучи сами по себе сильными, способны были бы также к вполне самостоятельной обороне против атаки их со всех сторон как артиллерией, так и пехотой. Возникал вопрос, способен ли выполнить такую задачу даже новейший тип германского броневого форта — Panzerfort, только что (в 1898 г.) законченный на Мутциг-Мольсгеймской позиции-заставе. Ведь форт этот совмещал в себе и средства ближней борьбы (пехотная позиция), и средства борьбы дальней (артиллерия в броневых башнях) на сравнительно малом и тесном пространстве. Одно попадание сильнейших по действию снарядов выводило из строя броневые башни, следовательно и артиллерию, и кроме того могло также разрушить расположенные непосредственно под ними казематированные помещения для пехоты. Избегнуть этого можно было только рассредоточением обоих видов средств борьбы на возможно большей площади, что затруднило бы неприятельской артиллерии одновременное поражение этих средств и привело бы к большой затрате дорогостоящих снарядов в течение более или менее продолжительного срока.


— 271 —

В то же время желательно было, чтобы вся совокупность разбросанных на известной площади построек представляла нечто самостоятельно целое, управляемое единым начальником. Это могло быть достигнуто соединением построек между собой подземными сообщениями и окружением всей площади одной общей преградой, взятой частью под фронтальный, частью под фланговый огонь из отдельных элементов всей совокупности оборонительных сооружений. Так возникла фортификационная форма, названная первоначально укрепленной группой (Befestigungsgruppe).

Надо здесь заметить, что первоначально идея укрепленной группы возникла, не в Германии, а во Франции при брожении мыслей, вызванных кризисом фортификации с появлением бомб-торпедо: она была высказана анонимным автором статьи “Форты и мелинит” в журнале “Военные знания” (Sciences Militaires) за 1887 г. Затем десять лет спустя — в 1897 г. та же идея, но уже воплощенная в известную форму, выраженную чертежом, была приведена французским инженером капитаном Сандье в его статье “Организация, атака и оборона крепостей”, которая в следующем 1898 г. появилась в русском “Инженерном журнале” в переводе и с комментариями профессора Инженерной академии Клокачева. Группа Сандье была названа автором “укрепленным плацдармом”. В том же 1898 г. группы несколько иной формы, чем группа Сандье, предлагались еще двумя иностранными авторами: бельгийским инженером профессором Дегизом и австрийским инженером Лейтнером. Дегиз проектировал группы, удаленные одна от другой (считая расстояние между осями групп) на 2,5 км, причем в каждую его группу входило три и четыре укрепления, расположенные одно от другого на расстоянии нескольких сотен метров, каждое укрепление должно было обороняться одним взводом пехоты и двумя-тремя скорострельными пушками, помещенными в броневые башни. Одно из укреплений имело в горже так называемые традиторные орудия, предназначенные для фланкирования промежутков. В обоих предложениях заложена была мысль достигнуть возможного уменьшения целей и расчленения элементов обороны, в то же время в обоих же предложениях чувствовалось, при расчленении единого форта на несколько мелких укреплений, затруднение, выражающееся в значительном


— 272 —

повышении стоимости всего сооружения. Этого оба автора пытались избегнуть тем, что отказывались от эскарповых и контрэскарповых стен во рвах и ограничивались достижениями безопасности от штурма укреплений только при помощи проволочной сети и железной решетки, обстреливавшихся лишь фронтальным ружейным огнем и огнем бронированных скорострельных пушек, так, по крайней мере, предлагал поступать в своих группах Дегиз.

Фиг. 133. «Фесте Лотарингия» (Мец) Фиг. 133. «Фесте Лотарингия» (Мец)

Первая группа, возникшая в Меце, была расположена на высоте Сен-Кэнтен, в 80-х годах. Здесь имелся старый французский форт, возведенный ко времени франко-прусской войны, удаленный от центра города примерно на 3,5 км. Немцы, получив в эту войну Мец в свои руки, построили в конце 70-х годов на расстоянии около 1 км к западу от названного форта новый форт Манштейн, который в 80-х годах они бетонировали. Затем оба форта были соединены траншеями с траверсами, а внутри образовавшейся замкнутой площади под большой поперечной насыпью были построены казарма и погреба, а также были возведены несколько впереди и позади казармы броневые и открытые батареи. Вся эта группа построек была названа “Фесте Фридрих-Карл” (Feste Fridrich-Karl).

Однако эта “фесте” не представляла еще собой настоящей броневой группы (Panzergruppe), какую мыслили себе немцы, а


— 273 —

такой группой фактически явилась лишь начатая постройкой в 1899 г. “Фесте Лотарингия” (Feste Lothringen), расположенная (см. ниже фиг. 140) на северо-западном секторе крепости на вершине у дер. Сольни. Схема этой “фесте” или броневой группы приведена на фиг. 133. Здесь на площади около 1,10 кв. км были сосредоточены:

Фиг. 134. «Фесте Кайзерин» Фиг. 134. «Фесте Кайзерин»

1) постройки ближней борьбы в виде: главного пехотного укрепления (Infanteriewerk), т. е., в сущности говоря, форта А, двух вспомогательных передовых опорных пунктов (Infanteriestutzpunkt) С и В, построенных специально для обстреливания скатов возвышенности, которые нельзя было обстрелять должным образом с форта А, и охватывающей тыл траншеи СССС гласисообразной профили;

2) постройки дальней борьбы в виде двух броневых батарей а2 и а3 на 3 пушки 10-см калибра каждая, и одной бронебатареи а1 на четыре 15-см гаубицы;

3) бетонные убежища 6, бетонная казарма е для артиллеристов;

4) проволочная сеть, окружающая как всю группу, так и в отдельности форт, опорные пункты и батареи.


— 274 —

От форта А в исходящих его углах отходили вперед две потерны, оканчивавшиеся вращающимися броневыми наблюдательными постами О. Опорные пункты С и В были снабжены расположенными внутри них бетонными казармами-убежищами. Описанная “фесте” была закончена к 1903 г. и обошлась, по французским данным, в 8 млн франков довоенного времени.

Одновременно с “Фесте Лотарингия” начаты были работы на высотах Пуан-дю-Жур и леса Жоржимон. Здесь были возведены: на первой возвышенности — “Фесте Кайзерин” (Feste Kaiserin), а на второй — “Фесте Кронпринц”. Первая “фесте” отличалась наибольшей силой и занимала (фиг. 134) площадь около 1,25 кв. км. В голове ее был расположен долговременный форт О1 и такой же форт О3 — в тылу, а по сторонам — два долговременных опорных пункта О2 и O4 из которых первый по силе не отличался от форта, имея в качестве преграды ров с проволочной сетью, фланкируемый из кофров. Промежутки между фортами и опорными пунктами были большей частью заполнены траншеями с постами для часовых, а спереди шла проволочная сеть, окружавшая всю “фесте” и взятая под фланговый огонь с фортов и опорных пунктов. Внутри “фесте” имелись две броневые батареи а с 15-см гаубицами и две такие же батареи 6 с 10-см пушками, казармы К, отдельные артиллерийские броневые наблюдательные посты НП и многочисленные потерны П, соединяющие различные оборонительные постройки между собой. В опорных пунктах и фортах имелись также бетонные убежища У. Эта “фесте” была закончена к 1904 г. и обошлась 18 млн франков.

“Фесте Кронпринц” по площади своей была несколько обширнее “Фесте Кайзерин”, но по силе слабее: эта “фесте” была окончена в 1902 г.

В следующем 1903 г. задумано было устройство “фесте” на южных высотах Сент-Блез и Сомми, но за теснотой места получили, в сущности говоря, два броневых форта. Обе высоты представляли нечто, напоминающее сахарные головы. Для создания на каждой такой остроконечной возвышенности какой бы то ни было постройки пришлось прежде всего срезать верхушку и на образовавшемся плато уже возводить те или иные сооружения. Так как каждое плато все-таки оказалось не очень значительной площади, то ограничились тем, что окаймили его стрелковой позицией с наблюдательными постами, пулеметными установками и убежищами для дежурной части, а внутри образовавшейся ограды расположили казарму и броневые батареи; в результате, как сказано выше, получились два броневых форта, из коих первый, расположенный на высоте Сент-Блез, назвали форт “Хезелер”. По французским источникам, в мировую войну оба форта слыли за “Фесте Хезелер”.


— 275 —

Все вышеописанные построенные “фесте” были прекрасно замаскированы как естественно, так и искусственно: местность внутри каждой “фесте” сохраняла в пределах возможного свой первоначальный вид, а отдельные постройки были иногда покрыты металлическим трельяжем, прикрытым землей, заросшей травой настолько, что их нельзя было отличить от окружающей местности; стены казарм и батарей прикрывались ползучими растениями (диким виноградом, хмелем и пр.); во многих местах были устроены ложные батареи (см., например, ложную батарею ЛБ “Фесте Кайзерин” на фиг. 134), ложные наблюдательные посты и пр.

Из других работ по усилению Меца, произведенных немцами до 1904 г., следует еще упомянуть срытие в 1901 г. южной части старой ограды и замену ее оборонительной решеткой.

Одновременно с усилением крепости Мец немцами с 1902 г. было предпринято также усиление Тионвиля, вокруг которого были возведены три “фесте”: Илланж, Гуетранж и Кенигсмахер — устройства, аналогичного с “фестами”, начатыми в Меце.

Здесь уместно будет отметить, что в Германии с возникновением идеи укрепленной группы или “фесте” отпал прежний термин форт. В каждой “фесте” основу составляла самая сильная постройка ближней борьбы — безопасное от штурма пехотное укрепление (Sturmfreies Infanteriewerk). По существу это был тот же форт, но лишенный артиллерийского вооружения, и вот, чтобы подчеркнуть эту особенность постройки, немцы стали называть ее не фортом, а пехотным укреплением; для указания же на ее значительную обороноспособность, не уступающую прежнему форту с его мощными преградами, они прибавили к этому термину прилагательное — безопасное от штурма, т. е. обладающее мощными преградами, взятыми под фланговый огонь. Безопасные от штурма пехотные укрепления немцы возводили также в крепостях и вместо прежних фортов.

На фиг. 135 представлена схема такого безопасного от штурма пехотного укрепления. Оно имеет в плане трапецеидальное начертание. Вал сравнительно небольшого командования и обычно имеет гласисообразную профиль, переходя в пологий эскарп треугольного рва, на дне которого расположена эскарповая железная решетка на бетонном фундаменте и проволочная сеть на металлических кольях; ширина рва около 10 м, глубина — 6 м; контрэскарп бетонный с внутренней галереей для сообщения с кофрами м, из которых рвы напольного и бокового фасов получают фланковую оборону, кроме фронтальной с вала. В некоторых укреплениях вал имел трапецеидальную форму и такую же форму имел и ров, эскарп которого был земляной и решетка располагалась у его подошвы. Над контрэскарпом проходит прикрытый путь, который обычно над кофрами, а иногда


— 276 —

и посередине напольного фаса расширяется, образуя плацдарм, на котором располагается бетонный редюит Р, составляющий надстройку над кофром, с которым сообщается лестницей. Прикрытый путь служит главным образом сторожевой позицией и потому на нем располагаются врезанные в гласис улиткообразные посты X для часовых — бетонные или броневые; из них часовые наблюдают за расположенными у подошвы гласиса в особом передовом треугольном рву проволочными сетями шириной от 25 до 30 м. Под напольным валом или несколько отступая назад располагается убежище У для дежурной части. Небольшие убежища У устраиваются в различных местах напольного и боковых валов и над ними располагаются броневые наблюдательные посты Б. В позднейших типах укреплений под всем валом проходит круговая галерея.

Фиг. 135. Германское пехотное укрепление Фиг. 135. Германское пехотное укрепление

В горже укрепления расположена просторная 2-х или 3-этажная казарма К с двумя выходами внутрь форта; к ней примыкает горжевой капонир Г для фланковой обороны горжевого рва. В горже имеется также входной плацдарм, защищаемый блокгаузом С. Казематированные помещения вначале возводились кирпичными и усиливались бетоном с песчаной прослойкой между обоими материалами; затем постройки стали делать сплошными


— 277 —

бетонными и только примерно с 1908—1909 гг. их стали усиливать железобетоном. Толщины сводов колеблются от 2 до 2,5 м. Наряду с “пехотными укреплениями” описанного устройства у немцев с конца 90-х годов стали появляться в крепостях, на предмостных позициях и для преграждения различных узкостей более легкого типа укрепления, называвшиеся пехотными опорными пунктами (Infanteriestutzpunkte). В германской литературе они слыли за укрепления “условной” или “относительной” безопасности от штурма, так как преграда их в виде треугольного рва с решеткой и проволочной сетью получала только фронтальную оборону с вала гласисообразной профили. Образец такого опорного пункта приведен на фиг. 136. Начертание гласисообразного вала — овальное, применительно к той местности, на которой возводился опорный пункт. Ров идет параллельно валу; в нем расположены проволочная сеть и решетка Р на бетонном фундаменте. На напольном участке вала расположены бетонные караулки а с броневыми наблюдательными постами. Внутри укрепления находится бетонная казарма, убежище К с блокгаузом 6 для фланкирования входа в эту казарму. Покрытия всех казематированных помещений более слабые, чем в пехотных укреплениях, будучи рассчитаны лишь на сопротивление калибрам не свыше 21 см.

Фиг. 136. Германский пехотный опорный пункт Фиг. 136. Германский пехотный опорный пункт

— 278 —

Пехотные опорные пункты применялись немцами обычно в качестве промежуточных укреплений между фортами или вспомогательных в “фесте”, но также и в виде самостоятельных опорных пунктов на предмостных позициях Мариенбурга, Грауденца и Кульма и в перешейках Мазурских озер.

Мариенбург первоначально представлял собой крепость, которая в 1889 г. была упразднена, но с 1896 г. здесь на правом берегу р. Ногата (рукава Вислы) началась постройка долговременной предмостной позиции в расстоянии 5 км от железнодорожных мостов, по дуге протяжением в 11 км.

Грауденц также представлял собой в начале старинную крепость, заложенную в 1776 г. Фридрихом Великим и представлявшую в сущности крепостцу или цитадель Курбьер, оставшуюся и до последнего времени, а также ограду, примкнутую к р. Висле с несколькими наружными вспомогательными постройками. В 1873 г. крепость была упразднена, а с 1891 г. началось возведение предмостной долговременной позиции, подобной Мариенбургской.

Кульм, расположенный на правом берегу р. Вислы, в 25 км к юго-западу от Грауденца, представляет собой создавшуюся с 1902 г. предмостную позицию, которая вместе с позицией у Грауденца, укреплениями у Фордона и крепостью Торн образовала Торнский укрепленный район, о котором говорилось в своем месте. Укрепления Кульма были выдвинуты от переправы на расстояние в среднем 7 км, что позволяло войскам пользоваться переправой при наличии у противника дальнобойных тяжелых орудий. Общее протяжение позиции было около 12 км. За 5 лет немцам удалось возвести у Кульма 11 опорных пунктов типа приведенного на фиг. 136, с казематами, имеющими покрытие, способное оказывать сопротивление 15-см, а местами и 21 -см калибрам. Опорные пункты были удалены друг от друга на расстояние от 200 до 400 м.

С конца 90-х годов и в начале XX века немцы укрепляли также перешейки Мазурских озер.

Линия Мазурских озер в Восточной Пруссии представляла собой ряд укрепленных при помощи опорных пунктов батарей и блокгаузов, перешейков между озерами и главнейших путей сообщения, ведущих из пределов России в Восточную Пруссию, на протяжении около 70 км между Ангербургом и ст. Руджаны; затем, от этой последней до г. Ортельсбурга, на протяжении около 35 км тянулась сплошная линия блокгаузов, которая продолжалась и далее к юго-западу. Линия Мазурских озер находилась всего в 50 км от бывшей русской границы и представляла собой завесу перед кенигсбергским районом. Немцы придавали ей второстепенное оперативное значение — прикрытие


— 279 —

мобилизации и внутренних уездов Восточной Пруссии от покушений русской конницы и малых отрядов. Мазурские озера и Иоганигсбургские леса сами по себе являлись естественными преградами для действия крупных войсковых сил, и потому необходимо было только запереть все перешейки и важнейшие пути от налетов мелких отрядов, чем и объясняется характер расположенных здесь укреплений, представлявших собой те опорные пункты, тип которых был приведен на фиг. 136.

Фиг. 137. Германский блокгауз в узкостях Мазурских озер Фиг. 137. Германский блокгауз в узкостях Мазурских озер

Наиболее важным пунктом всей линии считалась железнодорожная переправа у г. Летцена; здесь необходимо было преградить важную для русских железную дорогу Граево — Лык, для чего еще в 1844 г. был построен форт-застава, бетонированный в 90-х годах и дополненный целым рядом окопов и батарей, образовав “фесте Бойен”. В остальных восьми узкостях Мазурских озер были построены укрепления типа, приведенного на фиг. 136, или броневые батареи, или бетонные блокгаузы вроде показанного на фиг. 137: блокгауз этот приспособлен для трехъярусной обороны и окружен проволочным заграждением. Блокгаузы, которые были построены между ст. Руджаны и Ортельсбургом и далее на юг, представляли собой кирпичные четырехугольные постройки, со срезанными углами, приспособленные к двухъярусной обороне, по 5—6 амбразур и бойниц на каждое направление. Они были расположены на расстоянии около 200—250 м друг от друга по лесным просекам шириной в 50—65 м и связаны общим проволочным заграждением в три ряда, в состав которого входило 2 проволочных каната толщиной в 1,25 см.

Во Франции еще в 1899 г. была образована высшая крепостная комиссия, которая объехала все французские большие крепости и установила новую программу крепостных работ 1900 г. Эта программа устанавливала прежде всего для каждой из 4-х больших крепостей (Верден, Туль, Эпиналь и Бельфор) расположение главной позиции обороны, затем — порядок, в котором должны были реорганизоваться эти крепости. Работы в крепостях касались прежде всего значительно большего, сравнительно с программой 1887г., усиления промежутков между фортами, более широкого применения в фортах броневых башен для легких скорострельных орудий и пулеметов и укрытия от взоров почти всех батарей главной линии обороны.


— 280 —

С 1900 по 1903 гг. производились серьезные опыты в Бурже и Гавре с различными фортификационными постройками и между прочим с постройками, аналогичными русскому промежуточному полу капониру; постройки эти названы были казематами Буржа (casemates de Bourge) и с 1902 года начали получать свое практическое осуществление в фортах французских крепостей. С этого же года началась установка на фортах броневых башен для противоштурмовых и фланкирующих промежутки орудий и пулеметов, равно как броневых наблюдательных постов и будок для часовых. Новых фортов за это время не строилось, но теоретический тип форта появился; о нем речь будет ниже.

Крепостное дело в России

В России крупные работы по крепостному строительству были предусмотрены с назначением в 1898 г. военным министром генерала Куропаткина. Ставя на первом плане скорейшее усиление западной границы, Куропаткин не мог однако не считаться с обстановкой, сложившейся после японо-китайской войны 1894—1895 гг. на Дальнем Востоке, где приходилось серьезно подумать об усилении военного положения, которое и вошло в план мероприятий на ближайшее пятилетие 1899 — 1903 гг. В этот план входили между прочим постройка новой крепости в Порт-Артуре, усиление существовавшей уже крепости Владивосток и Николаевск-на-Амуре.

На западной границе в указанное пятилетие имелось в виду создать предмостные позиции у Рожан, Ломжи, Топилец и Желтки по р. Нарев, затем предположено было укрепление Ковеля и Влодавы и усиление Висло-Наревского плацдарма с восточной стороны постройкой новых фортов у Бениаминова, Непоренты, Александрова, Ремболыцизны и Шамоцина, а также форта Дембе близ Зегржа. В общем на бывшем передовом театре имелось в виду, по мысли самого Куропаткина, создать огромный, недоступный вторжению немцев укрепленный район, в котором западный фронт образовали бы крепости: Новогеоргиевск, Варшава и Ивангород — по р. Висла, южный фронт: Ивангород, р. Вепрж, Коцк-Влодавский озерно-болотистый район и наконец северный фронт по р. Нарев с крепостями — Новогеоргиевск, Зегрж, Пултуск, Рожаны, Остроленка, Ломжа и общим редюитом-крепостью Брест-Литовск.

Однако вследствие значительных урезок кредитов этот весь грандиозный план осуществлен не был. В 1899 г. были лишь составлены проекты фортов полудолговременного характера


— 281 —

для Рожан, Топильца, Желтки, Пултуска, Остроленок и Ковеля. Проект укрепления Ломжи был составлен в 1901 г., и с 1902 г. было приступлено к его осуществлению. Проект Влодавы был составлен только в 1903 г., но к сооружению крепости здесь так и не приступали вследствие начавшейся в 1904 г. русско-японской войны. Проекты остальных укрепленных пунктов также осуществлены не были, только с 1901 г. приступили к постройке фортов Дембе и Вениаминов, которые были почти закончены к началу русско-японской войны. Проекты фортов для Ковеля, Топилец, Желтки и других упомянутых выше пунктов, хотя и не были осуществлены, тем не менее представляют большой исторический интерес.

Ковель как железнодорожный узел и переправу на р. Турия предположено было укрепить созданием здесь круговой позиции.

Топилец и Желтки представляли собой переправы через верхний Нарев, в расстоянии: первый — 15 км, второй — 12 км к западу от Белостока. В обоих пунктах предполагалось вынести километров на 8—9 от переправ предмостные позиции дугового начертания.

Для всех указанных, пунктов были составлены в Инженерном комитете Главного инженерного управления в 1898 — 1899 гг., соответствующие проекты, причем в составлении их принимал участие профессор Инженерной академии Буйницкий, которым был составлен типовой чертеж форта. Так как суммы, предназначавшиеся на постройку указанных укрепленных пунктов, были довольно скромные, а для отдельных опорных пунктов, т. е. фортов была поставлена задача — оказывать сопротивление лишь снарядам 15-см калибра, то составленный Буйницким типовой форт носил полудолговременный характер. Термин “полудолговременный” означал, что форт должен удовлетворять тем же основным условиям, что и долговременный, т. е. иметь преграды, получающие закрытую фланковую оборону, и казематы, способные укрывать гарнизон от наиболее опасных снарядов неприятельской артиллерии, но так как таковыми снарядами были приняты 15-см, то бетонные казематы форта могли получить минимальные размеры толщин сводов, принятые в долговременной фортификации, т. е. 1,2 м; внутреннее пространство (емкость) казематов должны были быть также минимальными, и число фланкирующих рвы построек также должно было быть доведено до возможного минимума, словом, полудолговременные форты должны были представлять собой наиболее экономичную разновидность долговременных фортов.

Финансовые возможности военного ведомства того времени понуждали прибегать к такого рода “полудолговременным укреплениям”, уже имевшим свое историческое прошлое в кампанию


— 282 —

1866 г. при укреплении пруссаками захваченной ими саксонской столицы — Дрездена. Дрезденские форты имели блиндажи с покрытием из ряда рельс и слоя бетона до 0,6 м с земляной обсыпкой в 0,9 м, а рвы их получали закрытую фланковую оборону из подобных же капонира и полукапониров.

Фиг. 138. Проект типового форта профессора Буйницкого Фиг. 138. Проект типового форта профессора Буйницкого

На фиг. 138 приведена схема типового форта по проекту профессора Буйницкого для круговой ковельской позиции. Этот же тип предполагалось применить для предмостных позиций у Топилец, Желтки, Рожаны, Пултуск и пр. Для получения возможно экономной фланковой обороны рвов форту придано в плане ромбовидное начертание, при котором два напольных рва получают закрытую фланковую оборону из головного капонира К, прикрытого спереди треугольной земляной маской м, также обнесенной рвом, обстреливаемым фланковым огнем открыто из орудий, поставленных на барбетах б боковых фасов форта. Горжевые рвы как менее подверженные атаке получают фланковую оборону из открытого горжевого капонира ОК с барбетами, на которые могут в минуту необходимости выкатываться полевые орудия. Этот открытый капонир также имеет спереди окружающий его ров, участки которого обстреливаются фланковым огнем с переломов горжевого вала. Под напольным валом устроено небольшое бетонное убежище У, связанное короткой


— 283 —

потерной п с головным бетонным капониром, а внутри форта расположена бетонная казарма-убежище КУ в виде длинного коридора с нарами и скамьями, где половина гарнизона форта может расположиться лежа, а другая (за вычетом дежурной части, помещающейся в подбрустверном убежище У) сидя. Все казематированные постройки бетонные, но со сводами толщиной в 1,2 м. Стоимость такого форта была исчислена примерно в 100 000 руб., а возможный срок постройки — 2,5 месяца. В применении к соответствующей местности горжевой капонир расчленялся на два полукапонира, и вообще несколько видоизменялась и сама форма всего форта.

В 1901 г. профессор Буйницкий переработал в деталях вышеприведенный типовой форт и представил его на конкурс Главного инженерного управления. Оригинальной особенностью этого нового проекта, удостоенного первой премии, было то, что в нем проводилась идея возведения форта в такой последовательности, чтобы при необходимости прервать работы форт обладал бы известной обороноспособностью, а не представлял бы собой бесформенные груды материала, как это обычно имело место при возведении фортов в крепостях.

Из новых долговременных фортов, возводившихся в начале XX века в России, упомянем здесь о фортах Дембе и Вениаминов.

Форт Дембе прикрывал переправу через р. Нарев, находившуюся в 6,5 км к западу от малой крепости Зегрж, и связывал эту крепость с внешними укреплениями крепости Новогеоргиевск. Он представлял собой почти точный сколок с типового форта профессора Величко 1897 г.

Форт Вениаминов был построен в более чем в 4 км к юго-востоку от Зегржа и был одним из фортов той цепи их, которую предполагалось расположить для замыкания восточного фронта Висляно-Наревского укрепленного плацдарма. Он также был построен по типу форта 1897 г., но имел в отличие от Дембе пятиугольное начертане в плане.

Оба форта были начаты постройкой в 1901 г. и почти вполне закончены в 1904г. С 1902 г. приступлено было к постройке крепости у Ломжи.

Ломжа включала одну из важных переправ через р. Нарев, а километрах в 7 к югу от нее начинались так называемые Червоноборские высоты. Это гряда протяжением около 20 км и шириной около 4 км, значительно командующая над окружающей местностью и являвшаяся в случае прорыва немцев через Нарев великолепной позицией на прямом пути к важному Белостокскому железнодорожному узлу. Еще в 1888—1889 гг. на левом берегу Нарева предположено было создать предмостную позицию временного характера, для чего были построены саперами


— 284 —

два земляных редута с деревянными блиндажами. Затем в 1901 г. решено было обратить Ломжу в крепость долговременного характера, для чего проектировалось расположить на правом берегу Нарева центральную крепостную ограду в виде трех опорных пунктов в удалении от переправы в среднем около 1,5 км и соединяющих их земляных валов гласисообразной профили с треугольным рвом, получающим фланковую оборону из опорных пунктов и переломов самого вала; затем намечался фортовый пояс на правом же берегу Нарева из 5 фортов, удаленных от переправы в среднем на 4 км, по дуге протяжением около 9 км. В дальнейшем — имелось в виду обратить земляные редуты на левом берегу Нарева в долговременные форты; кроме того намечались еще 2 форта, как начало будущей Червоноборской позиции, тянущейся по гряде Червоноборских высот{8}. Все форты предполагалось возводить по образцовому типовому чертежу форта профессора Величко 1897 г.

    {8}В связи с крепостью Ломжа проектировалась и долговременная предмостная позиция у Визны - переправы через Нарев в 20 км восточнее Ломжи. Позиция должна была по характеру напоминать Зегржскую и состоять из 2-х долговременных фортов. К возведению этой позиции, однако, так и не приступали.

С 1902 г. приступлено было к постройке опорных пунктов ограды на правом берегу Нарева, которые вместе с соединяющими их земляными валами со рвом спереди и были закончены в 1904г. Начавшаяся русско-японская война заставила прекратить работы в Ломже, а после войны сначала финансовые соображения, потом соображения, связанные с изменением общего плана обороны страны, привели к тому, что в 1909 г. Ломжа как крепость была упразднена совсем. Таким образом вместо намечавшегося внешнего обвода протяжением около 26 км крепость к мировой войне имела обвод протяжением около 18 км и включала в свой состав только 3 опорных пункта ограды с участками валов между ними; вместо же 2-х долговременных фортов на левом берегу Нарева оставались 2 старых земляных редута; так же точно не были выполнены постройкой намечавшиеся форты Червоноборской позиции. Опорные пункты ограды были возведены применительно к образцу типового форта 1897 г., но были несколько упрощены и удешевлены сокращением числа бетонных построек и уменьшением толщин сводов и стен с расчетом на сопротивление 21-см снарядам. Во рвах их и промежуточных позиций были установлены железные двухрядные решетки, проектированные строителем крепости военным инженером Шошиным.


— 285 —

Кроме работ крепостного характера, за промежуток времени, предшествующий началу русско-японской войны, т. е. с 1900-го по 1904 г., в России были произведены серьезные опыты по артиллерийской и морской частям, связанные с крепостным строительством.

По артиллерийской части, произведены были опыты стрельбы из фланкирующих построек с целью выработки наиболее рациональных способов вентиляции. Такие опыты производились в 1900г. в крепостях: Зегрже, Варшаве и Кронштадте; в 1901 г. в крепостях Ковна, Либава, Кронштадт, Новогеоргиевск, Осовец, на Охтинском полигоне под Петербургом. Наконец, осенью 1902г. в крепости Ивангород. Хотя все эти опыты и не дали вполне законченных результатов, все же они в значительной мере подвинули вперед вопрос о способах стрельбы из фланкирующих казематов и средствах для избежания скопления в казематах дыма и газов, причем были выработаны образцы некоторых специальных приспособлений и приборов, имеющих значение и по сие время. По части артиллерийско-морской имели большое значение опыты стрельбы Черноморского флота по опытный береговой батарее, построенной на Тендеровском мысу, близ Очакова, в 1901 и 1902 гг Стреляли из судовых орудий 12-дм и 6-дм калибров, с дистанций от 2-х до 8 кабельтовых. По чисто инженерной части в отношении устройства береговых батарей эти опыты дали ценные результаты. Бетонный бруствер толщиной в 3—4,3 м хорошо выдерживал попадания судовых снарядов, давая лишь выбоины, но не пробоины и полное разрушение; зато бетон траверсов батареи давал значительные отколы и поражение прислуги (которую изображали поставленные у орудий болванки) осколками; земляные обсыпки над траверсами, превышавшие бруствер на 1,8 м и казавшиеся вредными как демаскирующие батарею, на деле оказались полезными, так как при наличии у орудий металлических щитов, до высоты которых доходят обсыпки, силуэт батареи оказывается менее извилистым и заметным, чем когда траверсы срезаны в уровень с линией огня бруствера батареи. Эти выводы имели большое значение для будущего устройства береговых батарей.

Я люблю паро-панк Поддержи сайт
купи наши товары
Письмо
админу
rex@steamage.ru
Сайт существует с 16.12.2017