Эпоха Пара

Я паро-панк
и я люблю паро-панк

ПубликацииПубликации ПрограммыПрограммы ИгрыИгры ТоварыТовары

Глава XXV.
Пропаганда ускоренных атак крепостей и оборонительные средства последних
для противодействия этого рода атакам

Ускоренная атака крепостей по способу Зауера: ее сущность и условия успеха

Конец 80-х и начало 90-х годов XIX столетия ознаменованы были в области крепостного строительства, кроме совершенствования фортов, еще работами на промежутках между ними, что было вызвано изменившимися условиями атаки крепостей. Постепенная атака по правилам, преподанным Вобаном, считалась до половины 80-х годов XIX столетия самым надежным способом овладения крепостями. Но с этого времени ведение этой атаки, названной школьной или учебной (немецкое название — “Schulangriff”), значительно усложнилось и затруднилось с одной стороны благодаря дальности и меткости артиллерийского и ружейного огня, а с другой — вследствие тактических свойств основных фортификационных форм крепостей. Эти обстоятельства еще в связи с появлением бомб-торпедо и новых образцов осадных орудий с уменьшенным весом системы, позволяющим рассчитывать на передвижение и появление их перед крепостью непосредственно вслед за войсками, производящими обложение крепости, дали повод различным заграничным военным писателям предпочесть методической (вобановской) атаке новый ускоренный способ овладения крепостями.


— 233 —

Еще в 1881 г. прусский инженер-майор Шейберт в своем труде “Die Befestigungskunst und die Lehre von Kampfe” (“Фортификационное искусство и учение о бое”), ч. II, проповедовал, что “против современных крепостей постепенную атаку должно предпринимать лишь в исключительных случаях; их будут брать только открытою силою или совершенно оставлять в покое”.

В том же году австрийский инженер-капитан фон Бруннер в статье “Sind Festungen ersturmbar?” (“Можно ли крепости брать штурмом?”), помещенной в одном австрийском журнале, не только соглашался со взглядами Шейберта, но подкреплял и развивал доводы этого автора.

Однако главным инициатором нового ускоренного способа атаки крепостей история считает артиллерийского генерала баварской службы фон Зауера. Он был сначала комендантом крепости Гермерсгейм, а затем Ингольшдтадт и в течение своей продолжительной крепостной службы хорошо изучил слабые стороны тогдашних крепостей, и это, возможно в связи с идеями Шейберта и Брукнера, натолкнуло его на мысль предложить новый ускоренный способ атаки крепостей, который он в различных вариантах развивал в нескольких своих брошюрах, начиная с 1885 г. В труде своем под заглавием “Uber Angriff und Vertheidigung fester Platze” (“Об атаке и обороне крепостей”), изданном в 1885 г., Зауер предлагал лишь “ускорить ход постепенной атаки” и овладевать крепостями “в столько же недель, сколько школьная атака требовала для того месяцев”, т. е., по расчету автора, — в 5—6 недель. В 1889 г. в другой брошюре, озаглавленной “Derabgekurzte Festungsangnffand seine Abwehr” (“Ускоренная атака крепостей и ее отражение”) и переведенной в 1891 г. на русский язык артиллерийским капитаном И. Шмидт фон дер Лауницем, генерал Зауер предлагал уже такой способ атаки, который должен вести к падению крепости “через несколько дней”.

Возможность успеха своей атаки автор основывал, во-первых, на неподготовленности крепостей к обороне в начале осадных действий, когда атакующий лишь приблизился к крепости и заключил свое обложение; во-вторых — на неудовлетворительности фортификационных форм крепостей, представляющих на линии фортов прерывчатую боевую оборонительную линию, опорные пункты которой — форты быстро обнаруживаются с дальних батарей атаки, и в-третьих — на неудовлетворительном устройстве фортов, в которых нет удобных стрелковых позиций, нет достаточно безопасных для гарнизона помещений, и эскарпы и контрэскарпы которых легко брешируются издали и издали же уничтожается фланковая оборона рвов.


— 234 —

Согласно последней брошюре Зауера общий ход предлагаемой им ускоренной атаки таков: армия атакующего, силу которой для овладения большой крепостью Зауер считает достаточной в 2 корпуса, т. е. около 60 000 человек, появляется перед крепостью по возможности одновременно с нескольких сторон. Затем производится рекогносцировка с целью главным образом изучить пути дальнейшего наступления, принимаются меры для пресечения путей подвоза, ведущих в крепость, устанавливается наблюдение за ней и, развлекая внимание обороняющегося, скрываются свои истинные намерения, для чего производятся разведки и демонстрации в различных направлениях, устраиваются вместо одного большого артиллерийского и инженерного осадных парков несколько малых и т. п. Этими предварительными действиями стараются также еще вызвать в обороняющемся неприятное состояние духа, являющееся результатом неизвестности. Тем временем организуются отдельные колонны и пополняются запасы.

Наступление на крепость производится 4 или 8 колоннами осадной артиллерии, так что при каждой колонне будет до 60 или до 30 полевых орудий и до 24 или до 12 осадных (передовых отделений осадных парков). Пользуясь ночным временем или выгодными условиями местности, означенные 4 или 8 колонн подходят одновременно с 4-х или 8 сторон на 2 км к поясу фортов и располагают против последних свои орудия. Полевые орудия с дистанции около 3 км открывают шрапнельный огонь по фортам с целью отогнать прислугу от орудий охранительного вооружения и стрелков от линии огня; в то же время осадные орудия стараются уравновесить действие оборонительного вооружения фортового пояса. Пехота атакующего окапывается впереди своей артиллерии и подготовляется к решительному бою следующего дня.

На рассвете следующего дня орудия, установленные с указанными выше целями на позициях атакующего, открывают усиленный огонь по фортам и другим опорным пунктам фортового пояса шрапнелью, бризантными гранатами и фугасными бомбами. Отогнав этим огнем артиллерийскую прислугу от орудий и стрелков от линии огня, заставив их укрыться в казематах, атакующий продвигает еще на 1 км вперед свою пехоту. Тогда артиллерийский огонь временно прекращают, пока обороняющийся снова не появится у линии огня, когда огонь вновь открывают, и повторяют этот прием до тех пор, пока не приобретут уверенности, что обороняющийся окончательно “измотан”, приведен в состояние “тактического паралича” и не способен уже к выходу из казематов на боевую линию даже после умышленной приостановки огня атакующего. Когда после нескольких приостановок артиллерийского огня обороняющийся не


— 235 —

покажется, атакующий пододвигает свою пехоту метров на 250 к фортам, делает последний перерыв с целью подвергнуть окончательному испытанию остаток стойкости гарнизона и бросается на штурм, перенося огонь своей артиллерии на резервы противника или заменив боевые заряды холостыми.

Штурм направляется на форты только в исключительных случаях, когда для овладения ими не потребуется больших жертв. Преимущественным способом действия, по Зауеру, должен быть прорыв промежутков между фортами (Зауер при этом рассчитывает на то, что форты отстоят от ограды или центра крепости на расстояние около 8 км, а друг от друга — километров на 5) с целью покончить с крепостью, быстро овладев ее ядром. Для этого форты, между которыми предположен прорыв, должны все время держаться под сильным навесным и прицельным огнем; встреченные на пути движения колонн атакующего войска обороняющегося стараются отбросить на центральную ограду и заслонить таким образом огонь с нее; наконец, появившись одновременно с 8 или 4 сторон перед центральной оградой, выставляют километрах в 2—3-х от нее до 240 полевых или 96 осадных орудий и под покровительством их огня ведут такую же ускоренную атаку для овладения оградой — этим последним убежищем обороняющегося.

У Зауера нашлись последователи не только за границей, но и в России. Особенным поклонником зауеровской ускоренной атаки в России выявил себя саперный полковник Мейснер, который в двух своих статьях “Опыт боевой оценки крепостей” и “Отжившие формы в тактике осады крепостей”, напечатанных в журнале “Военный сборник” за 1891 и 1892 гг., более самого Зауера увлекался возможностью брать крепости ускоренной атакой, признавая тогдашние крепости совершенно непригодными для упорного сопротивления и после краткого разбора новых предложений иностранных писателей предлагал свой новый тип крепости с двумя непрерывными оградами.

Нашлись однако и противники ускоренных атак a la Зауер, доказывавшие, что при надлежащих оборонительных мероприятиях возможно оказать ускоренной атаке такое сопротивление, что она поневоле обратится в прежнюю постепенную, школьную атаку, да еще с большей проволочкой времени, чем если с самого начала действовать методично, по известным заранее правилам Вобана, с соответственными лишь отступлениями в связи с усовершенствованием артиллерии.

Среди русских военных инженеров с возражениями против возможности во всех случаях применять ускоренную атаку вместо постепенной выступали в печати,


— 236 —

особенно доказательно бывшие профессора Инженерной академии — Кюи в статье “Несколько слов по поводу современного фортификационного брожения”, “Инж. журн.”, 1892, № 1, Плюцинский — “К вопросам о способах овладения крепостями”, “Русск. инв.”, 1893, № 236 и 237, Величко — “Оборонительные средства крепостей против ускоренных атак”, 1892 г., Энгман — “Ускоренная атака крепостей” — статья в “Военном сборнике”, 1891, № 5, и “Излишние опасения” — ст. в “Воен. сборн.”, 1893, No 4.

Заблаговременная подготовка промежутков в крепостях (теоретические предложения и практическое осуществление)

Одним из радикальных противоядий ускоренной атаки большинством военных писателей указывалась заблаговременная подготовка фортовых промежутков.

Мы видели выше, что в крепостях начала 80-х годов фортовый пояс состоял только из одних фортов, удаленных друг от друга в среднем на 3 км; промежутки же оказывались ничем не заполненными. Делалось это не по упущению и не случайно, а намеренно: их предполагали заполнять в мобилизационный период и частично даже во время осады, что представлялось очень заманчивым как по соображениям экономическим, так и чисто боевым. Казалось, что имея в долговременных фортах и ограде прочный “скелет”, можно было роль “мускулов и сухожилий”, заполняющих его, возложить на постройки полевого и временного характера, возводимые незадолго до того, как они понадобятся. Последнее к тому же позволяло надеяться, что постройки эти явятся для неприятеля неожиданностью и кроме того окажутся как раз там, где они наиболее необходимы, по указанию боевой обстановки. В общем, построенные на таких началах крепости, которые называли крепостями-скелетами, а позже именовали иронически дырявыми крепостями, обещали известную гибкость обороны и казались экономичными.

Однако произведенные в некоторых крепостях маневры показали, что неукрепленные в мирное время междуфортовые промежутки являются одним из самых больных мест крепостей: прорывы через них, на которых собственно и основывалась ускоренная атака Зауера, вполне возможны, между тем заполнение этих промежутков соответствующими пехотными и артиллерийскими постройками в военное время (в период мобилизации крепости) представлялось далеко не всегда осуществимым. Последовавшие затем теоретические расчеты по составлению


— 237 —

планов обороны крепостей не замедлили подтвердить справедливость указанного предположения и указать на неосуществимость всех необходимых к производству на промежутках работ сравнительно слабыми средствами крепостных гарнизонов в течение мобилизационного периода. Так, под подсчету, произведенному военным инженером Тумановым в его статье “Возможно ли сделать современные крепости не боящимися ускоренной атаки” (“Инж. журн.”, 1892 г., № 6,7 и 8), для приведения крепости “скелетного типа” в готовность к обороне в течение 14 дней, требовался ежедневный наряд в 32 800 человек рабочих и 1000 подвод. Между тем, при спешном усилении Вены в 1866 г. австрийцы не смогли собрать более 10 000 человек рабочих, саперов и вольнонаемных, несмотря на то, что там дело шло о спасении столицы государства{6}.

    {6}В 1914г. для производства мобилизационных работ в крепости Перемышль австрийцы смогли собрать рабочих из окрестных крестьян в числе 29 000 человек, а подвод реквизировать 900 штук.

В литературе вопрос о заблаговременной подготовке в крепостях междуфортовых промежутков стал обсуждаться вслед за обсуждением самой ускоренной атаки a la Зауер. В России этот вопрос был разработан теоретически наиболее полно профессором К. И. Величко в его труде “Оборонительные средства крепостей против ускоренных атак”, изданном в 1892 г.

За границей наиболее обстоятельно вопрос об организации в мирное время междуфортовых промежутков был разработан разными лицами: в Бельгии — инженерами Бриальмоном в его труде “La defense des Etats et la fortification a la fin de XIX siecle” (“Оборона государств и фортификация в конце XIX века”), изданном в 1895 г., и Дегизом в труде “La fortification permanente apliqueu a I'organisation des forteresses a grand developpement” (“Долговременная фортификация в применении к организации больших крепостей”) 1896 г., в Германии — инженером Шотт в сочинении “Zur Befestigungsfrage” (“К крепостному вопросу”) — 1896 г.; в Австрии — инженером Лейтнером в труде “Die bestandige Befestigung und der Festungskrieg” (“Долговременная фортификация и крепостная война”) — 1894 г.; во Франции — в труде под заглавием “Manuel de fortification permanente par un officier superieur du genie” (“Руководство по долговременной фортификации, составленное высшим инженерным офицером”) — 1895 г.


— 238 —

Схема заблаговременной подготовки промежутка по проекту профессора Величко изображена на фиг. 116 и заключается в следующем: 1) между фортами возводится промежуточный гласис Г с перерывами{7}; этот гласис служит бруствером батарей, заблаговременно устроенных (Б2, Б4, Б5, Б7) и возводимых во время осады (Б3, Б6), маской — для расположения за ним путей и батарей, наконец — стрелковой позицией, занимаемой войсками в случае атаки на промежуток; 2) за гласисом возводится несколько долговременных батарей, вооруженных пушками и мортирами; 3) за линией батарей проходит постоянная железная дорога; за ней устраиваются временные опорные пункты R1, R2, занимаемые войсками участкового (секторального) резерва. Кроме всего этого, в мобилизационный период перед гласисами создаются искусственные препятствия, а вся местность перед промежутком и перед фортами предполагается находящейся под сильнейшим фланковым огнем из промежуточных капониров в горже фортов.

    {7}Здесь уместно будет напомнить, что подобного рода промежуточные гласисы рекомендовались еще в 1864г. Тотлебеном, высказавшим при осмотре Антверпенских укреплений взгляд, что промежуточные батареи "должны быть устроены под прикрытием заблаговременно возведенных гласисов".
Фиг. 116. Подготовка промежутка Фиг. 116. Подготовка промежутка

К сожалению, предложенная профессором Величко заблаговременная подготовка промежутков не нашла себе полного практического осуществления в русских крепостях и осталась поэтому теоретическим образцом. Однако это предложение имело результатом то, что в русских крепостях, если не во всех, то в главнейших, промежутки так или иначе начали получать мирную подготовку и заполняться теми или иными фортификационными сооружениями, которые в период мобилизации оставалось только развивать и дополнять постройками временного и полевого характера. Так, в Варшаве, как уже известно, в промежутках между фортами были построены так называемые промежуточные опорные пункты, частично батареи и гласисы, а затем и пороховые погреба; проложена была также целая сеть обыкновенных дорог. В крепости Ковна между фортами частично


— 239 —

были возведены гласисы, построены промежуточные батареи, позади которых проложены сначала обыкновенные дороги, а позже и крепостная дорога узкой колеи протяжением свыше 18 км; построены были также пороховые погреба. В прочих крепостях ограничивались прокладкой путей сообщения и постройкой порохохранилищ; промежутки же по-прежнему оставались пока оголенными.

Значительно быстрее и полнее шла в конце 80-х и начале 90-х годов практическая работа по подготовке промежутков в заграничных крепостях, особенно в Германии, затем во Франции, наконец отчасти в Австрии.

В Германии период времени с 1887 по 1890 гг., характеризовавшийся политически неблагонадежным вследствие натянутых отношений между Германией и Россией — с одной стороны, и Германией и Францией — с другой, был самым горячим в отношении производства крепостных работ. По официальным данным, за этот период времени Германией было израсходовано на крепостное строительство 149 млн марок, из коих 43,6 млн пришлось на один строительный сезон 1887—1888 гг., когда начаты были главные работы по перестройке фортов в соответствии с появлением фугасных бомб, а затем и заполнение промежутков масками, убежищами для пехоты и артиллерии, пороховыми погребами и шоссейными дорогами согласно проектам, разработанным к этому времени прусским инженерным комитетом в соответствии с общим планом реформы крепостного дела, предусмотренным комиссией государственной обороны, собранной в 1885 г. Наиболее широкие работы велись тогда немцами на их восточной границе в крепостях Торн, Кенигсберг, Познань, а на западной границе — в крепостях Мец и Страсбург. На фиг. 117 приведена схема практически осуществленной подготовки промежутка между фортами в крепости Торн в 90-х годах XIX века. Здесь мы видим, что на одном из участков фортового пояса (южном) протяжением в 5,5 км расположено было 3 главных форта: Герман фон Зальца, фон Книпроде и Великий Курфюрст и 2 промежуточных форта: Герман Балк и фон-Юнинген — форты старой постройки, но переделанные по принятому в Германии с введением фугасных бомб по способу, описанному выше. Тяжелые орудия вынесены из фортов на смежные батареи. Промежуточные форты приблизительно такие же, как главные, но меньших размеров, проще по устройству. На промежутках между фортами расположено 9 пехотных убежищ, 10 артиллерийских убежищ, 8 пороховых погребов и 3 броневых батареи на четыре 21-см гаубицы каждая; постройки эти имеют такую же конструкцию стен и перекрытий, как и казематы в фортах. Вся система построек дополнена хорошо развитой


— 240 —

сетью шоссейных дорог, замаскированных насаждениями и не показанными на чертеже специальными земляными масками. В таком же роде германцами подготовлялись междуфортовые промежутки и в прочих упомянутых выше крепостях.

Фиг. 117. Подготовка промежутка между фортами крепости Торн Фиг. 117. Подготовка промежутка между фортами крепости Торн

Во Франции подготовка промежутков вначале велась более замедленным темпом, чем в Германии: между фортами возводились промежуточные укрепления, строились открытые батареи и прокладывались дороги; позже стали устраивать убежища для пехоты и пороховые погреба, а также прокладывать узкоколейку. Броневых батарей на промежутках французы не строили.

В Австрии промежутки в главных крепостях Кракове и Перемышле подготовлялись приблизительно схоже с тем, как в Германии, но в значительной степени более экономично.

Я люблю паро-панк Поддержи сайт
купи наши товары
Письмо
админу
rex@steamage.ru
Сайт существует с 16.12.2017