Эпоха Пара

Я паро-панк
и я люблю паро-панк

ПубликацииПубликации ПрограммыПрограммы ИгрыИгры ТоварыТовары рГоблинрГоблин

Другая сторона невероятных технических достижений...

Железная дорога юга Сахалина имеет свою историю строительства, не менее трагичную, чем строительство Санкт-Петербурга. Но начнём по порядку.

И начнём с истории) Кто строил железную дорогу с первой шпалы до 1944 года?

После аннексии Кореи в 1910 году японское правительство мобилизовало корейских рабочих и переправило их на Южный Сахалин для восполнения рабочей силы, которой не хватало в связи с массовой милитаризацией страны и призывом собственно японского и частично корейского населения в Квантунскую армию в преддверии и в ходе Второй мировой войны. Более 40 тысяч корейцев были ввезены японскими властями на Сахалин в период с 1939 по 1945 годы. Все они были японскими подданными.

Тотальная мобилизация корейцев для работы на Карафуто началась в 1939 году и осуществлялась в три этапа.

1 этап. Вербовка (сентябрь 1939 г. – февраль 1942 г.). Внешне она носила добровольный характер, однако необходимо обратить внимание на некоторые факты. Во-первых, японцы создавали невыносимо тяжелые условия жизни и работы в Корее. Так что люди были вынуждены соглашаться на условия вербовки. Во-вторых, если люди отказывались, то сразу попадали в списки неблагонадежных. В-третьих, вербовку проводили обманным путем, обещая большую заработную плату и лучшие условия труда.

2 этап. Государственный организованный набор (февраль 1942 г. – сентябрь 1944 г.). Была создана корейская ассоциация, которая осуществляла насильственный набор молодых рабочих для принудительных работ в Японии и на Карафуто.

3 этап. Трудовая повинность (сентябрь 1944 г. – август 1945 г.). В 1944 году на территории Кореи был распространен закон о «народной трудовой повинности». В случае отказа корейцев привлекали к суду. Появилась жестокая форма мобилизации – «охота за корейцами».

Таким образом, насильственная мобилизация корейцев на Сахалин проводилась по бесчеловечным законам и средневековым понятиям. Зачастую мобилизованным не разрешалось попрощаться с родными. Но еще более бесчеловечными были условия, куда привозили мобилизованных.

На Карафуто японцы создали резервации, так называемые «такобэи», что в переводе означает «барак» - место, где жили рабочие, по жестокости не уступавшие фашистским концлагерям. За непослушание жестоко избивали, что нередко приводило к трагическому исходу. Недаром о железной дороге Южно-Сахалинск – Холмск, которая была построена силами рабочих «такобэи», говорят, что количество погибших здесь от побоев и голода рабочих больше количества уложенных шпал.

Вот только одна из историй многочисленных корейских семей разлучённых на долгие годы:

Японские полицаи пришли за моим дедом в его первую брачную ночь. Это случилось в 1943 году в небольшой корейской деревеньке под городом Кенджу (ныне Южная Корея). Накануне 26-летний Ко Сан Сай женился на 17-летней красавице Юн Им Сун. По законам того времени деду было предложено либо служить в японской армии, либо добывать уголь в трудовой лагере на острове Карафуто (ныне Сахалин). Ко Сан Сай выбрал уголь. Так он оказался в рабочем поселке на западной части острова близ нынешнего Шахтерска. Работать приходилось больше 12 часов в сутки. Платили за тяжкий труд немного, но Ко Сан Сай умудрялся с каждой получки отправлять переводы старшему брату. Оставлял себе лишь несколько грошей на пропитание. По корейской традиции он верил: если у старшего будет достаток, то и у младшего брата тоже будут водиться деньги.

Японское начальство деда уважало. Выносливый, не ленивый. И потому спустя два года ему дали несколько дней отпуска. Ко Сан Сай попросился домой, чтобы привезти на остров молодую жену.

Едва добравшись до родной деревни, дед велел Юн Им Сун собирать вещи. Переночевав в доме старшего брата, молодые отправились на Сахалин. Тогда они и не предполагали, что вернуться на родину им предстоит только через 50 лет. Остаться в Корее дед не мог, его сочли бы дезертиром и отправили в тюрьму. С инакомыслящими японцы не церемонились. Так младший брат Ко Сан Сая был жестоко убит в Корее за выступления на антияпонских митингах.

Советская Армия заняла Южный Сахалин за несколько дней до капитуляции Японии. На 2 сентября 1945 года на Карафуто проживало более 391 тыс. человек, из них 358,5 тыс. – японцы, около 23,5 тыс. корейцев и более 1 тысячи человек аборигенного населения. Японские военные и гражданские спешно покидали Сахалин, боясь расправы от русских.

Тогда же и дед с бабушкой решили ехать на родину. Собрали чемодан, кое-как добрались до ближайшего портового города и даже попытались сесть на пароход до Японии. Но японцы их не пустили. Стали ждать следующего судна. Жить было негде, на счастье они познакомились с одной из местных корейских семей и те приютили соотечественников. Однако сбежать с острова не получилось. Японцы не пустили ни на один из своих пароходов. А других вариантов уехать на родину просто не было...

Со временем они научились говорить по-русски. Каждый день они ждали известия, что корейцам можно будет вернуться на родину. Но между СССР и Южной Кореей не было дипломатических отношений. Поэтому надеяться было не на что. Не было возможности даже переписываться с родными. Дед вставал в 5 утра, включал маленький приемник и пытался поймать корейскую радиоволну. Звук едва пробивался через сильные помехи. И как-то раз в конце 1960-х он вдруг услышал, что его, Ко Сан Сая, разыскивает семья старшего брата. Значит, живы брат и его семья! От переживаний Ко Сан Сай ни с кем не разговаривал. Молчал несколько дней. Постепенно волнения сменились беспокойством – нужно что-то делать. Как-то дать знать своим, что он жив, здоров и живет на Сахалине. Стал советоваться со знакомыми, как быть. И кто-то подсказал ему, что в Японии живет кореец, который может помочь. Надо отправить на его адрес письмо для родных, а он перешлет его в Корею. Через него же можно получить ответ. Дед написал. Ответ от брата пришел спустя несколько месяцев. Стоит ли говорить, что это событие стало настоящим семейным праздником. Так у Ко наладилась связь с домом.

В 1989-м границы открыли и дед с бабушкой поехали в Южную Корею через Японию. Ко Сан Сай хотел найти и отблагодарить того корейца-«почтальона», но он уже умер. Но к радости Ко Сан Сая его старший брат был еще жив.

Как бы то ни было, к 1945 году южная часть Сахалина была опутана сетью железных дорог (как государственных, так и частных промышленных), тогда как на севере было построено на порядок меньше. В период с 1925 по 1945 г.г. в СССР предпринималось несколько попыток строительства транссахалинской магистрали от Александровска до Охи – центра нефтедобычи, но единственной крупной стройкой стала линия широкой колеи от порта Москальво до Охи. Она началась в 1930 году и велась в крайне суровых условиях. Приблизительно три тысячи человек работали в крайне тяжёлых условиях, так как значительная часть линии проходила по болотистой местности.

Карта железной дороги севера Сахалина Карта железной дороги севера Сахалина

Эта железнодорожная линия являлась основным выходом Северного Сахалина во «внешний мир» вплоть до завершения строительства железной дороги Победино — Ноглики и введения в строй паромной переправы Ванино — Холмск. Практически все грузы завозились в Охинский и Ногликский районы через порт Москальво. Но как и линию Южно-Сахалинск – Холмск, дорогу от Охи до Москальво в 90-е годы ждал печальный конец.

P.S.: Наверное это самая тяжелая статья по истории строительства Сахалинской железной дороги. Писалась она долго. По крупицам собирались материалы, она долго обдумывалась. Но главное она как тяжелое воспоминание. Потому что я до сих пор помню где располагались эти корейские фанзы, бедняцкие районы, помню пожилых кореянок с утра до вечера стоящих на рынке и продающих корейские "сладости" и свежую морковку и зелень с редиской. Отличительной чертой многих пожилых корейцев в то время были ноги колесом. Натурально. Матери постоянно работали с детишками, привязанными платками за спиной, отчего их ноги постепенно приобретали такой вот изгиб. То есть дети лет до трех постоянно находились в такой позе...

  Отношения русских с корейцами были ровные, да и сейчас такие же. После освобождения Южного Сахалина и Курил для их детей были построены школы в тех районах, где они массово проживали, в этих же классах учились и русские дети. Всё же было рядом. Моя тётя была преподавателем в такой школе.

История создания чего-либо всегда имеет две стороны, и эта история не исключение. В статье описана её нелицеприятная изнанка. Но она была, и об этом надо помнить.


17 января 2021г
Анастасия Семенюта
Эпоха Пара вКонтакте https://vk.com/SteamAgeRu - новости каждый день! Подпишись, чтобы не пропустить!
Я люблю паро-панк Поддержи сайт
купи наши товары
Письмо
админу
rex@steamage.ru
Поддержать автора
Ю | Яндекс.Деньги
Сайт существует с 16.12.2017