Эпоха Пара

Я паро-панк
и я люблю паро-панк

ПубликацииПубликации ПрограммыПрограммы ИгрыИгры ТоварыТовары рГоблинрГоблин

Сказки на ночь 18+

Сказки 18+ для
Взрослых Девочек
 
купи здесь
Ridero490р
https://ridero.ru/books/skazki_na_noch_18/
там же можно заказать
бумажную книгу с доставкой
от 914р
Amazon~$13.57*
https://www.amazon.com/dp/B0B3JCT138
* цена в долларах зависит от курса валют
AliExpress1 099р
https://aliexpress.ru/item/1005004371876280.html
Wildberries- ждём-с -
— скоро появится —
Ozon1144р
https://www.ozon.ru/context/detail/id/612570284/
можно оплатить баллами
и заказать в кредит
от 221р
Аннотация Бесплатный фрагмент Оглавление
дополнительные материалы
Живые слайды Мир Книги
400 страниц сказочной страсти...

Весьма откровенные романтическо-эротические сказки на ночь для взрослых девочек 18+

аннотация:
Ваша верная подруга желает романтики. Но где взять время на романтику современному вечно погрязшему в заботах человеку? И всё же порадуйте свою возлюбленную - почитайте ей эти Сказки. И непременно - на ночь!

— Мои лучшие рекомендации! - ныне здравствующий апологет классического паро-панка Алексей «Рекс» про "Сказки на ночь 18+"

Чувственные новеллы для взрослых. Присутствуют откровенные эротические сцены 18+

Эльфёночек, для тебя написано
и тебе посвящается

Кто бы мог представить, что человек, отдающий почти всё своё время историческим изысканиям, ухитряется ещё и флиртовать на сайтах весьма сомнительной репутации. Кто бы мог подумать, что учёный сухарь не просто предаётся фантазиям, а в угоду дамам пишет целые рассказы на непристойные темы. Причём в соответствии с желаниями дам, а порой и по заказам этих самых дам. Иные из коих примерные жёны и скромные домохозяйки, раскрывшие своё иное «Я» только в общении с этим коварным искусителем. И вот, наконец, результат четверть-векового совсем ненаучного труда некоего научного работника (имя которого не называется, но все и так догадались) - сборник самых неординарных сочинений про Это.

Все рассказы сочинены действительно под влиянием общения с реальными женщинами, для женщин и часто с использованием поведанных женщинами историй. Возможно читатель будет шокирован некоторыми из этих фантазий.

Последнее предупреждение: это сборник рассказов для женщин! Мужчинам они могут быть неинтересны, скучны, а то и вовсе совершенно абсолютно неприемлемы. Если Вы мужчина, возможно Вам лучше оставаться в счастливом неведении, о чём втайне фантазируют дамы.

Последний раз подчеркну:
эти новеллы для Дам 18+
Вы обязаны отказаться от прочтения произведения, если считаете его неприемлемым для себя!
Продолжение чтения означает отказ от любых претензий к автору!
Вы были предупреждены!

В сборник вошли 3 сказки, написанные
в период с 1999 по 2014 год
Алексей «Рекс»

Заложники неба

— 1 —

Потолок каюты высшего класса удобен тем, что его не видишь. Смотришь вверх, а там только звёзды в ночном небе, почти недвижно плывут над тобой. Лишь изредка одна-другая звёздочка скроется за ажурным переплётом фонаря, чтобы через минуту проявиться снова. В лунную ночь, через остекление фонаря каюту заливало ярким, но мягким белым светом. Можно было даже читать, и наверное этим следовало бы заняться и сегодня - но сегодня как раз была безлунная ночь. И читать совсем не было настроения.

Всю свою жизнь, сколько она себя помнила, у неё всё было не так, как у других. Не так, как у нормальных людей. Не раз бывшие подруги говорили ей, что она просто дура набитая - и они знали, что она не разозлиться, не ударит в ответ, как сделал бы любой нормальный человек на её месте. Она выслушивала упрёк, а потом честно пыталась выспросить, что же она делает не так.

Прошли годы, и вот, благодаря случаю и всё тем же странностям её характера, ей нашлось место в жизни. Да какое! Теперь те же подруги, при случае, стремились нанести ей визит, пригласить в свой дом, и заверяли, что окажут любую услугу. Впрочем, они все догадывались, что уж кто-кто, а она точно никогда не попросит ни о какой услуге. Просто потому, что это не придёт ей в голову. Она точно была какая-то странная. Не от мира сего.

Но ладно бы только подруги. Ни юноши, ни взрослые мужи точно так же не понимали её. А она терялась в догадках, что же не так? Ведь она, объективно говоря, являла собой идеал женщины, о котором мечтает каждый. По крайней мере, все они говорят, что мечтают именно о такой. Сорвиголова и нежная любовница в одном лице, и умна и красива - разве не это предел их мечтаний?
Но они выбирали не её, а других - тех, в ком находили массу раздражающих недостатков.

От этих мыслей её отвлёк пустяк, на который другой бы - то есть нормальный человек - ни за что не обратил бы своего внимания. Звёздочки в небе незаметно качнулись. Потом ещё раз. А потом стали как будто постоянно подрагивать. Этого совершенно точно не могло быть. Но... она верила себе, верила своим глазам и своим чувствам. И, значит, она обязана была проверить. В конце концов это часть её работы.


Примечание от автора:
фонарём называлось остекление особого вида (например, как в данном случае на потолке), а вовсе не светильник, и не судовой огонь, хотя нередко судовые огни прикрывались фонарями.

— 2 —

Между тем, на открытом всем ветрам мостике, в эту пору находились лишь два человека. Один из них был рулевым, однако руки его лежали отнюдь не на штурвале. А другой... нет, это был не капитан и даже не штурман, а была это женщина. Вот её руки и были на штурвале воздушного судна. Она опиралась на этот штурвал. А рулевой, стоя позади неё, и задрав ей юбку, вовсю шуровал в её лоне своим орудием, ритмично ударяясь о её бёдра. Вот в таком виде их и застиг негромко произнесённый вопрос:
  — Извините, что помешала вам, но, я боюсь, не сбились ли мы с курса?

Любовники оглянулись на голос. К ним обращалась женщина, весьма приятной внешности, одетая так, как может быть одета женщина, только что возлежавшая в своей постели, причём женщина высшего общества. Проще сказать, одежда, если это и называть одеждой, не скрывала, а подчёркивала её наготу. Видя это, рулевой, не отрываясь от своей любовницы, усмехнулся:
  — Мадам, Вам придётся немного подождать. Эта крошка тоже очень боится превратностей воздушного путешествия, и, как Вы понимаете, мой долг успокоить её, - он ещё раз усмехнулся, но... пришедшая не улыбнулась ему в ответ. Кажется, она слушала его вполне серьёзно, и это настораживало. Поэтому, он поспешил продолжить. - Нет, мадам, если Вы думаете, что здесь происходит что-то предосудительное, то ошибаетесь. Генриетта, ну, скажу же!
  — Да, - томно выдохнула Генриетта, под новым напором мужчины. - Только не покидай меня, прошу тебя!

Она вспомнила теперь. Девушка, что держалась сейчас за руль, это Генриетта - компаньонка мисс Флигельстоун, старой девы, под конец своих дней открывшей для себя, что мир намного больше её родовой деревни, и вот теперь, путешествующей по свету, и восхищающейся его красотами и чудесами. Ей было жаль мисс Флигельстоун, всю жизнь прожившей затворницей в созданной ею же самой изоляции от мира, который представлялся ей страшным и полным коварных соблазнов, уничтожающих душу. Осознание простой истины, что нельзя жить в страхе, пришло к ней слишком поздно, чтобы она могла изменить что-то для себя. Но в каждом краю, где бы она ни побывала, она находила способ помочь хоть кому-нибудь - и возвращала людям надежду. Вот правда, похоже добрая старушка совсем не замечала страданий своей Генриетты.

  — Что ж, как мне кажется, я всё понимаю, - произнесла дама. - Вы, Генриетта, конечно, нуждаетесь в ласке. Хотя это и нехорошо отвлекать рулевого от исполнения его обязанностей, но, полагаю, лучшего места вам на этом цеппелине не найти. Ведь своей отдельной каюты ни у одного из вас нет.
  — Чистая правда, мадам, - поспешил подтвердить рулевой.

Как и большинству членов экипажа, ему приходилось спать в тесном общем матросском кубрике. И, даже если бы он рискнул бы пригласить туда женщину, а та набралась бы смелости или безрассудства согласиться, то и тогда расположиться им было бы негде, поскольку все койки бывали заняты сменившимися с вахты товарищами, и даже в проходе висел подвязанный к крючьям в потолке гамак.

  — Я не буду вам мешать, и, хотя то, что вы делаете, противоречит уставу воздухоплавательной службы, но и жаловаться на вас я тоже не буду. Только, если не возражаете, я хотела бы проверить курс нашего судна по компасу.
  — Конечно, мадам. Вот он, компас, прямо перед штурвалом...

По правде сказать, рулевому очень хотелось рассмотреть эту шикарную женщину поближе. Так что даже если бы компас был на другом конце цеппелина, то сейчас рулевой соврал бы, и даже поклялся бы, что компас прямо перед ним. Ведь только так он мог бы завлечь женщину туда, где она будет видна ему лучше всего. Наслаждаться видом одной красавицы и при этом обладать другой, что может быть лучше в такую прекрасную ночь?
Поэтому он не сразу осознал, что ответила ему женщина.

  — Я знаю.
  — Вы знаете? Вы знаете, что такое компас, называете его правильно, то есть компАс, а не кОмпас, как его называют сухопутные крысы, и даже, Вам известно, где он на мостике, и как им пользоваться? - искренне поразился он.
  — Да, - просто ответила она, и подошла ближе. - Кстати, мы отклонились на полградуса.
  — О, гром и молния! Генриетта, я же просил тебя держать штурвал крепче!
  — Но ты так толкаешь меня, так натягиваешь за бёдра, что я не знаю, как вообще устояла на ногах! К тому же, твой пыл уже падает, а я ещё не насладилась. Ты же обещал мне!
  — Не ссорьтесь, - мягко произнесла стоящая возле любовников женщина. - Курс сбился видимо около четверти часа назад, когда я заметила рыскание цеппелина на курсе. Теперь надо переложить руль на столько же в противоположную сторону, - она положила свои руки на руки всё так же не отпускавшей руль Генриетты и едва заметно повернула его. - Вот так. Этим курсом нужно лететь ровно столько же, затем переложить руль на прежний курс. Правда, мы немного потеряем в скорости, но под парусами большей нам не развить, а запускать мотор ночью не лучшая идея. Тогда проснуться все пассажиры, и уж точно сам капитан прибежит на мостик.
  — Да, мадам. Спасибо, мадам, - торопливо поблагодарил её рулевой. - А про скорость... я скажу, что ночью был период, когда ветер слабел.
  — Но это же обман! - искренне удивилась женщина.
  — Но только из благих побуждений, мадам! - парировал воздухоплаватель.

Несколько мгновений она молча смотрела на него. В её взгляде не было враждебности, но от этого интереса бедняге становилось уже как-то не по себе. Как будто он снова юнга, которого кок поймал за попыткой стянуть сухарь с камбуза, сверх полагающегося ему пайка.

  — Я опасаюсь, что из благих побуждений, Вы снова можете забыть о курсе и времени. Поэтому, не возражаете, если я останусь тут, рядом с вами, на ближайшие полсклянки? Тем более что их на этом корабле никто не отбивает, так что Вам действительно будет трудно уследить сразу за тремя вещами.
  — Простите, мадам, не понял? За чем мне будет трудно уследить?
  — Я имею ввиду, что Вам придётся уделить своё внимание и компасу, и хронометру, а больше всего любезной Генриетте.

Тут раздался девичий смешок и та, о которой только что упомянули, не преминула вставить:
  — Да, вот уж обо мне точно не надо забывать!
  — Да я, - поспешил исправиться мужчина. - Да щас... Да я как...
  — Эй-эй! - остановила его дама. - Что Вы творите?

В этот момент она даже прикоснулась к нему своей рукой. И он не мог понять - зачем? Чего она от него хочет? Чтобы он оттолкнул от себя уже поднадоевшую ему Генриетту и, так сказать, сменил подругу на ночь? Или она наслаждается тем, что мешает ему любить Генриетту? Какого ещё подвоха ожидать от этой высокосветской стервы?
Между тем, дама продолжала:
  — Двигайтесь плавнее, тогда девушке будет удобнее. А наслаждение она получит ни чуть не меньше.
  — Но мне нравится, когда он вот так, резко, - попыталась протестовать Генриетта.
  — Послушай меня, девочка, - обратилась к ней красотка. - Я знаю о чём говорю. И учти, что если он будет резким, то мы опять собьёмся с курса, и у твоего возлюбленного будут утром неприятности.

Странно, но как будто оба любовника, хотя и не сговариваясь друг с другом, отреагировали на слово «возлюбленный» как-то... странно. Такая мимолётная легкомысленная ухмылка. Она отметила это, так как привыкла подмечать все незаметные странности. Но пока фактов было слишком мало для анализа. Возможно позже, когда она вернётся в каюту, то сможет сопоставить это с другими фактами. Пока же ей лучше остаться тут - и понаблюдать за парочкой.

  — Я помогу вам, - сказала она. - Женщине трудно сохранять равновесие под напором мужчины. Вот так мы и сбились с курса в первый раз. Теперь этого произойти не должно. Ни в коем случае. Поэтому Вам, как мужчине, придётся быть внимательным к Вашей женщине. Двигайтесь мягко. Плавно. Пусть она ПРОЧУВСВУЕТ Ваше движение в ней.
  — Да, я кажется... понимаю..., - он двигался медленно как только мог. - Действительно... так... приятнее... Генриетта, как ты?
  — Да-а-а... Хорошо-о-о...
  — Погладь ей спинку. Да нет же, не через ткань. Оголи её и гладь тело. Пусть она сама насаживается на тебя.
  — Но я хочу его глубже, - упрашивала девушка. - Войди же в меня, милый. Прижми к себе!
  — Нет, нет, - возразила дама. - Не сейчас, ещё не сейчас. Пока двигайся так же плавно. А ты, девочка, не бойся. Ты красивая. Можно я тоже поглажу тебя. Тебе приятны мои прикосновения?
  — Да. Пусть только он не прерывается.
  — Он не прервётся. А ты наслаждайся. Вот сейчас, я глажу твои волосы. Тебе приятно?
  — Да. Это странно. Я не привыкла так. Но это приятно. Пожалуйста, продолжайте.
  — Хорошо. Теперь я поглаживаю твои бока. Вот сейчас твой животик. А другой рукой шейку. Она у тебя такая изящная. Я поцелую? Всего один поцелуй, можно?
  — Делайте что хотите, только пусть он не останавливается. Да, вот так, хорошо.
  — Тебе приятно?
  — Да. Его движения. И Ваши прикосновения то же. Ваше тело... так странно, оно так близко. Это необычно и... приятно.
  — Хорошо, девочка. Наслаждайся. Сейчас всё для тебя, только для тебя. А ты, - негромко скомандовала она мужчине. - Теперь держи её бёдра, но не торопись. Ещё немного... сейчас...

Она уже гладила своими руками грудки девушки. Для той такие ласки от женщины были внове. И, наверное, она никогда бы не согласилась, если бы женщина предложила ей заняться чем-то подобным. Потому что строго знала, женщина может любить только мужчину и никак иначе. Но сейчас ведь мужчина был с ней. А значит причин волноваться не было. Всё было правильно, всё было хорошо.

Вдруг женщина прижалась всем телом к ней, обняла её, да так, что едва не сдавила. В следующий миг мужские руки стиснули её бёдра до боли. А поршень вонзился в её лоно, казалось, ещё глубже, чем прежде, хотя это было невозможно. Мужчина ударял по ней сзади, а то, что было от него внутри её, казалось, сейчас вырвется откуда-то из её горла, если только она посмеет раскрыть рот.
Она крепко сжала зубы. Только бы не закричать. И ещё - только бы это не прекращалось. Только бы это длилось вечно. Это...

Она ощущала не только мужчину. Мужчина был хорош, был бесподобен, ни один из её прежних опытов - а, невзирая на строгость мисс Флигельстоун, опыты у её компаньонки были - но никто прежде не смог бы и сравниться с тем, что доставлял ей сейчас её нынешний любовник.
И, однако, это было не главное.

Она ощущала, как его движения прокатываются через всё её тело, отражаясь от каждой его мельчайшей клеточки, заполняя и переполняя её - и эта живительная сила изливается в другую женщину, что прижалась сейчас к ней. Мужчина не касался её, а та не касалась мужчины. Но ведь она так хотела его, а он был не против. Нужен был лишь кто-то, кто помог бы им. И этим кем-то оказалась она.
Не ею сейчас обладали, а, напротив того, она одаривала двух людей избытком того, что уже не могла оставить в себе. Она должна была отдать этот огонь, иначе он сжёг бы её. Но теперь, разделённый на троих, он из разрушающего пожара, превратился в тепло очага, согревавшего всех и дающего силы жить дальше в этой бескрайней ночи.

Кажется она ощутила, как часть мужчины внутри её будто бы стала ещё больше. Кажется слышала, как мужчина прохрипел «Я сейчас». И как женщина крикнула ему «Так выходи же быстрее!» и даже, кажется, оттолкнула его. Хотя как могла слабая женщина оттолкнуть одержимого страстью мужчину? Наверное это было уже забытье, потому что больше она ничего не ощущала. Ничего, кроме блаженства.

Она начала осознавать только когда лёгкий холодок предутреннего ветерка коснулся её обнажённых грудей. Павшая на разгорячённое тело прохлада была приятной. Непроизвольно взгляд обратился туда, где происходило приключение нынешней ночи. Её кавалер стоял у штурвала. Его сильные руки, которые так властно сжимали её бёдра, теперь крепко охватывали рукояти штурвала. Ведомый этим человеком, воздушный корабль следовал своим курсом.

Она приподнялась на локтях и тут же со смехом упала обратно на спину. Гордый воздухоплаватель стоял у штурвала по всей форме - но только сверху. А вот нижняя часть тела была совершенно голой!

Он обернулся на её смех. И улыбнувшись в ответ, заметил:
  — Я знаю, что выгляжу потешно. Но кто-то же должен держать курс. К тому же, смех удовлетворённой женщины стоит того, чтобы показаться перед ней без штанов. Да и картина, которая открывается мне отсюда, очень даже соблазнительная.

  И вот тут она почувствовала. То, чего не должно было быть.

  — Извините, - только и сумела выдавить она из себя, после повисшей неловкой паузы. Пожалуй, не стоило сводить ноги столь резко. Можно было обойтись и словами. Тем более что это не мужчина, а женщина. Причём женщина, которая может сделать её дальнейшую жизнь невыносимой.

Но, вместо того, чтобы обругать дрянную девчонку последними словами, чего та конечно же вполне заслуживала, дама посмотрела на неё как-то... виновато что ли? И спросила:
  — Я сделала тебе больно? Прости... пожалуйста.

  — Нет, что Вы, - поспешила загладить ситуацию бедняжка. - Это я виновата...

Но властная рука мягко коснулась её губ. Одно лишь мимолётное касание, легче чем самый невинный поцелуй. Этого было вполне достаточно, чтобы она умолкла. Её остановили, чтобы она не навредила своими словами сама себе.

  — Не волнуйся ни о чём. Думай только о том, как тебе было хорошо. Ведь это так. Ну а я всего лишь немного привела тебя в порядок. Твою спинку, бёдра. В общем везде, где на тебя попали капли. И заканчивала как раз вот тут, в самом сосредоточении сладости. Я не знала, что здесь у тебя повышенная чувствительность. Ещё раз, прости.
  — Но я не...
  — Не понимаешь, что за капли? Ну, естественно те, что выпрыснул мужчина. Вот видишь, он и меня тоже забрызгал, проказник.
  — Ой! - только и сумела вымолвить Генриетта, заметив густые белые капли, усеявшие и одежду и даже волосы её новой знакомой.
  — Ну это не беда. С меня-то никто не спросит. Главное было привести тебя в порядок, а то мисс Флигельстоун, заметив эти следы...
  — Ой! - ещё раз сказала девушка.

Воображение живо рисовало ей перспективы, вплоть до того, как в порыве праведного гнева, старушка хватает её и швыряет за борт, и она летит, летит сквозь холодные тучи, мечущие в неё молнии, как извивается от их ударов, и как её бездыханное тело разбивается об острые скалы внизу. Она уже чувствовала, как стервятники выклёвывают ей глаза, а шакалы глодают её кости по ущельям. Чувствовала это настолько живо, что впору было призадуматься, и как бы она могла ощущать всё это будучи мёртвой? Но такими вопросами хорошо задаваться, будучи в спокойном состоянии, и тогда, рассуждая логически, даже простая девушка могла бы заметить несоответствие в своих рассуждениях. Тогда как в данный момент ей было совсем не до философии. Перспектива потерять источник средств на существование вырисовывалась перед ней со всей ясностью.

  — Ну что ты? Как будто испугалась чего? Что тебя обеспокоило так? Или тебя смущает, что я сделала для тебя это?
  — Да, - осторожно ответила девушка. Она уже поняла, что теперь надо очень тщательно выбирать слова. - Я, как бы это сказать... ну, Вы понимаете?
  — Тебе это непривычно, - сделала дама свой вывод. - Я это заметила. Не хотела тебя шокировать. Но, небольшое неудобство путешествия на цеппелине заключается в отсутствии на нём ванных комнат. Поэтому, другого варианта, как быстро очистить твоё тело от мужского семени, не оставалось. Кстати, не волнуйся за меня, мне это даже приятно.
  — А..., - произнесла девушка.

Услышанное проясняло кое-что. По крайней мере, прямо сейчас, ей, похоже, не грозила опасность со стороны этой женщины. Она, кажется, вполне удовлетворилась этим приключением. Возможно позже она покажет себя с иной стороны и будет уже не такой доброй. Ведь Генриетта слышала, что люди, и даже весьма красивые дамы, бывают внутри испорченными и коварными. Но пока, как будто, никакая опасность со стороны новой знакомой Генриетте не угрожала.
Между тем, женщина отодвинулась от неё.

  — Ну, красавица, теперь одевайся. А я пока помогу привести себя в порядок твоему кавалеру, пока его не застукал кто-нибудь в таком, не вполне подобающем бравому воздухоплавателю, виде.

Дальнейшее поразило Генриетту ещё больше. Эта роскошная дама, ни мало не смущаясь, пролезла между штурвалом и обнажённым телом мужчины. А затем, удобно устроившись там на коленях, обхватила его орудие наслаждения своим ртом. В глазах Генриетты, воспитанной в строгих традициях, это был поступок либо самой падшей потаскушки либо безоглядно любящей женщины. Но, так как такая женщина никак не могла пылать страстью к простому матросу, то, заключила Генриетта, видать правда всё то, что говорят про этот так называемый высший свет - все бабы там бляди.

С точки зрения Генриетты, это возвышало её, простую бедную девушку, над всеми высокосветскими красотками. Всё их богатство было добыто тем же способом, что и жалкие гроши уличных шлюх - то есть способом низким, порочным, и повсеместно осуждаемым. В том, что и те и другие одного поля ягоды, мог бы убедиться сейчас любой, что называется собственными глазами. Так что бедность не порок, и, когда-нибудь, найдётся прекрасный кавалер, который оценит высокую нравственность Генриетты. Ведь все говорят, что жена должна быть высоконравственной. Разве нет?
С другой стороны, девушка не могла не замечать, что мужчины, как сговорившись, отдают предпочтение совсем не тем, кто блещет нравственностью. Вот и сейчас, её недавний любовник охотно позволял этой недостойной ублажать себя таким извращённым образом.

В детстве Генриетта точно знала, что должна быть хорошей девочкой. Открытия юности заставили её некоторым образом пересмотреть эти взгляды. Сперва она, по наивности, считала, что приличная девушка должна всегда и всем отказывать - и только это может доказать её высокую нравственность. Но, получив отказ, мальчики обращали своё внимание на менее нравственных, которые не спешили отказывать, а иногда - о ужас! - даже давали согласие на поцелуй! А ведь это всем известно, позволишь одному - потом позволишь и другому, а там и третьему. Согласишься на поцелуй, затащат и в постель. И тогда прощай репутация порядочной девушки.
Но наша героиня была неглупа. Поэтому, подвергнув свои взгляды основательному пересмотру, нашла-таки истину. Теперь, по её мнению, истина заключалась в том, о чём ей не решались объяснить в детстве, ведь, будучи ребёнком, она и не смогла бы понять таких сложных вещей. Дети появляются от любви, но любовь эта имеет вполне ощущаемое физически выражение через определённые действия, первое из которых поцелуй, а последующие... как оказалось весьма даже приятные. Обдумав это со всех сторон, она решила что так и должно быть. Иначе какая же женщина согласилась бы заводить детей, если бы ей не было бы приятно хотя бы изредка.
Что естественно, то не постыдно. Нравственность это хорошо, но и давать иногда согласие то же неплохо. Быть непреклонными и не давать согласия никому и никогда, могут позволить себе только самые богатые женщины - их и так все желают за их богатство. Таким образом, богатство выгодно подчёркивает нравственность женщины. Значит, нравственность всё-таки главное качество. Просто не всем везёт родиться богатыми.
С другой стороны, раз не повезло с богатством, то можно позволить себе иногда чуть-чуть поступаться нравственностью. Так что те, кому не повезло в одном, всё же имеют небольшое утешение в другом.

И мир вновь стал казаться справедливым для неё.
До нынешнего момента, когда она обнаружила, что богатая женщина получает не только собственно богатство и восторженных поклонников, но ещё и море чувственных удовольствий. Да ещё каких!
Где же справедливость?
И что же теперь будет с самой Генриеттой?

Интересно узнать что было дальше?.. Приобретай книгу!
Написано специально для Дам 18+

издано в понедельник 7 июня 2022 года
Алексей «Рекс»
Возрастной рейтинг 18+
Эпоха Пара вКонтакте https://vk.com/SteamAgeRu - новости каждый день! Подпишись, чтобы не пропустить!
Я люблю паро-панк Поддержи сайт
купи наши товары
Письмо
автору
rex@steamage.ru
ДОНАТ
Ю | Яндекс.Деньги
Сайт существует с 16.12.2017